Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

Спаниэли

 

Своим видом и характером полевой работы спаниэли резко отличаются от остальных легавых собак. Спаниэли много мельче последних, более плотного телосложения, а их уши значительно длиннее, чем у пойнтеров, сеттеров и других разновидностей легавых собак.
Само название легавых не подходит к спаниэлю, так как это название происходит от слова «лежать», «лежачая стойка», а спаниэли, как известно, работают без стойки.
Спаниэль. — небольшая, пропорционального и крепкого сложения собака, достигающая высоты в холке не более 44 см (кобель 38—44, сука 36—43 См). Шерсть у спаниэля густаяг длинная и слегка волнистая с уборной псовиной на ногах, животе и нижней стороне хвоста. Уши спаниэля посажены низко, не выше линии глаза, длинные и тяжелые. Концом полотна уха они достают до кончика носа. Хвост крепкий, очень подвижной, как правило купируется наполовину. Глаза большие, ' выразительные, у большинства- собак темнокарего окраса. Переход от черепной коробки к морде плавный, без резкого перелома. Верхняя губа свободно прикрывает нижнюю, без излишней брылястости, отчего нижний обрез губы при взгляде на собаку в профиль слегка закругляется. Шея недлинная, крепкая, мускулистая. Спина ровная, довольно широкая, пружинистая, круп слегка скошен. Конечности с хорошими рычагами, лапа собрана в комок.
Окрас спаниэля бывает самый разнообразный. Одноцветный — черный, кофейный и золотисто-рыжий; двухцветный — черно-пегий, кофейно-пегий и желто-пегий или рыже-пегий.
Реже встречаются экземпляры трехколерного окраса, у которых преобладают черные и белые цвета в сочетании с рыжим или коричневым.
По своему характеру спаниэль живая, энергичная и весьма подвижная собака. В общежитии — это одна из самых приятных собак; спаниэль до самозабвения привязан к своему хозяину и к членам его семьи, очень ласковый, мягкий и покладистый в обращении, живой и общительный, веселый, игривый и в то же время вежливый и послушный.
Благодаря своему мягкому и покладистому характеру и исключительной понятливости спаниэль легко поддается дрессировке, натаске и управлению на охоте. Огромная страсть к дичи, отличное чутье, безукоризненное повиновение, охотничий азарт и смышленность спаниэля делают его одной из самых популярных спортивных собак для охоты по любому виду пернатой дичи.
За последние годы советский охотник в полной мере оценил эту замечательную охотничью собаку, и теперь она широко распространена в нашей стране. Спаниэлей охотники держат и в северных районах страны, и на Дальнем Востоке, и в Сибири, и в Средней Азии, так же как и в центральных районах, на Украине, в Белоруссии и на юге нашей страны. Со спаниэлями успешно охотятся на водоплавающую, болотную, луговую, лесную, полевую, степную и даже на горную дичь.
Поистине спаниэль является универсальной собакой для охотника по перу.
Спаниэль — скороспелая собака, рано поддающаяся дрессировке, и нередко уже с шестимесячного возраста используется на охоте.
Характер работы спаниэля на охоте таков: двигаясь впереди охотника на нешироком «челноке» и удаляясь в стороны не далее 30—40 м, спаниэль легким галопом тщательно обыскивает проходимую местность, успешно совмещая работу верхним чутьем со следовой работой. Искусно пользуясь ветром, спаниэль в высокой траве и в камышовых зарослях нередко делает «свечку», пытаясь поймать на чутье воздушную струю. Прихватив запах дичи или ее наброды, спаниэль сразу же преображается, начинает энергично искать, причем его купированный хвостик работает, как образно говорят охотники, «со скоростью пропеллера».
Определив местонахождение дичи, спаниэль с энергичного поиска переходит на потяжку, причем опытный, хорошо поставленный спаниэль задерживается на потяжке, как бы поджидая своего хозяина и всем видом показывая ему то место, откуда должна вылететь причуянная птица.
Подойдя на потяжке к затаившейся или бегущей птице, спаниэль делает короткую приостановку, как бы уточняя местонахождение дичи, а затем энергичными бросками заставляет птицу подняться на крыло под выстрел охотника.
При взлете птицы хорошо поставленный спаниэль должен спокойно оставаться на месте и лишь по приказанию хозяина энергично бросаться вперед и разыскивать упавшую птицу или ловить подранка. '
Имея врожденное свойство подавать различные предметы в руки хозяину, спаниэль, найдя убитую дичь или поймав подранка, берет его мягким прикусом и немедленно приносит своему владельцу.
По каждому виду дичи у спаниэля вырабатывается своя особая манера подводки; так, по затаившемуся бекасу или дупелю он ведет медленно и осторожно, как бы опасаясь спугнуть его раньше времени; бегущих коростелей, фазанов или старых глухарей спаниэль преследует быстро и энергично, догоняет и вынуждает подняться на крыло.
Работая в крепких и заросших местах, опытный спаниэль нередко применяет обход бегущей перед ним дичи с последующим подъемом ее на крыло в сторону идущего сзади охотника. При взлете птицы в крепких местах спаниэль обычно отдает голос.
На охоте по водоплавающей птице спаниэль отлично плавает и может очень долго держаться на воде, преследует найденную утку настойчиво, вязко и обязательно поднимет ее на крыло. Ушедшего в крепь или нырнувшего подранка спаниэль энергично преследует, ныряет за ним под воду и, куда бы ни ушел подранок, словит его и доставит своему хозяину.
Некоторые охотники успешно применяют спаниэля на охоте по белке, которую спаниэль подлаивает, по зайцу, по енотовидной собаке и даже по лисице.
Отдельные экземпляры спаниэлей, приученные к охоте по зайцу, успешно гоняют поднятого зайца с звонким голосом и нередко выставляют его на охотника. Однако в большинстве случаев спаниэля на охоте по зайцу используют для разыскивания и подъема русака или беляка с лёжки под выстрел идущего за собакой охотника.
Ленинградские охотники неоднократно применяли спаниэлей в качестве загонщиков на охотах загоном в лесной местности по зайцу и по боровой дичи.
По своему происхождению спаниэль является одной из самых древних собак, сохранившихся до наших дней. Первые упоминания в английской литературе о спаниэлях относятся еще к X столетию. Более точные сведения об этой породе встречаются в охотничьей литературе XIV, XV и XVI столетий. Точное происхождение спаниэля не установлено, и наиболее вероятным следует считать предположения Л. П. Сабанеева, который утверждает, что родоначальником спаниэля была длинношерстная собака, называвшаяся «настоящая испанка».
По мнению Л. П. Сабанеева, испанка была привезена в Англию, где путем скрещивания ее с различными породами мелких охотничьих собак английским кинологам удалось вывести несколько разновидностей спаниэля.
К таким разновидностям относятся спаниэли следующих типов: спрингер-спаниэль — крупный, на высоких ногах, с несколько высоко посаженными ушами, преимущественно кофейно-пегого окраса, Суссекс-спаниэль — крепкого сложения, преимущественно кофейного и золотисто-каштанового окраса, с тяжелой головой, мощным костяком и несколько растянутой колодкой; клюмбер-спаниэль — тяжелого склада, с большой головой, резко выраженным переломом, с очень короткими ногами, преимущественно желто-пегого окраса; фильд-спаниэль — преимущественно черного окраса с растянутой колодкой, короткими ногами, с очень длинным ухом и узкой головой, с ярко выраженным затылочным гребнем; коккер-спаниэль — очень небольшая собака, не превышающая 30 см высоты в холке, на относительно высоких ногах, исключительно живая, подвижная и энергичная по своему характеру.
Кроме этих разновидностей, англичане путем скрещивания с пуделем вывели еще две породы так называемых водяных спаниэлей — английского и ирландского. Это довольно крупные, пуделеобразные собаки, успешно приспособленные для охоты на водоплавающую дичь и резко отличающиеся от остальных разновидностей спаниэлей.
Одно время английские кинологи пытались вести в чистоте каждую выведенную ими породу спаниэлей, не допуская скрещивания между собой представителей разных видов. Однако в последующие годы такое строгое ведение породы в себе было нарушено, и многие разновидности спаниэля в своем чистом виде не были сохранены.
В нашу страну впервые спаниэли были завезены из Англии еще в конце прошлого столетия. Однако как охотничьи собаки в то время они не нашли у нас применения. Только в нашем столетии русский охотник стал применять спаниэлей на различных охотах. Распространение этой породы шло в нашей стране до последних лет относительно медленно.
Перед началом Великой Отечественной войны спаниэль как охотничья собака более или менее широко применялся только в Ленинграде и Москве, и лишь после окончания войны эта порода получила должную оценку и широкое распространение в охотничьих кругах.
Спаниэль, выведенный у нас, значительно отличается от своих английских сородичей. Он крупнее английского спаниэля, его сложение более мощное, костяк крепче, чутье выше, охотничьи качества несравненно лучше.
В породообразовании нашего русского спаниэля главное участие принял английский коккер-спаниэль с приливом крови других разновидностей, в частности Суссекса, фильд-спаниэля и крупных спрингер-спаниэлей.
На проводимых в нашей стране выставках охотничьих собак еще наблюдается некоторая разнотипность спаниэля, и если большинство экземпляров представляет собой крупного и улучшенного английского, коккера, то отдельные особи напоминают Суссекса или фильд-спаниэля.
Дальнейшая селекционная работа, несомненно, ликвидирует эту разнотипность и создаст единый тип охотничьего спаниэля, наилучшим образом приспособленного для различных охот в трудных условиях наших обширных охотничьих угодий.
Лучшие образцы русского спаниэля уже и сейчас вполне отвечают этим требованиям.
Для того чтобы характеризовать полевую работу спаниэля по различным видам пернатой дичи, мы приведем ряд примеров из практики советских охотников, показывающих работу спаниэля в самых разнообразных условиях.
В конце октября 1948 г. три московских охотника с молодым, но хорошо поставленным спаниэлем охотились на зайца в узёрку в густом смешанном лесу. Проходя небольшой овраг,
заросший густым ельником, спаниэль прихватил свежие наброды и энергично повел вперед.
Судя по энергичному ходу собаки, было видно, что спаниэль ведет по быстро бегущей дичи. Следуя за собакой почти бегом, один из охотников пересек небольшую лесную полянку и подошел к сплошным зарослям молодого ельника. Сделав у границы ельника короткую приостановку, спаниэль энергичным карьером бросился в сторону и, обойдя бегущую в зарослях птицу, оказался впереди нее. С громким лопотом крыльев из-под собаки взлетел глухарь, вынужденный повернуть в сторону охотника, и вылетел на поляну в тридцати шагах от последнего.
При взлете птицы спаниэль энергично подал голос, предупреждая об этом хозяина.
Упавшего после выстрела глухаря спаниэль схватил за шею и, будучи не в силах поднять его, волоком с азартным рычанием потащил к охотнику.
Этого спаниэля никто не обучал приему заходить вперед бегущей в зарослях птицы, и данная работа характеризует его высокую охотничью смекалку.
Второй пример с самостоятельным обходом спаниэля бегущей птицы произошел во Владимирской области в конце августа 1950 г. на полевых испытаниях спаниэлей. Молодая полуторагодовалая сука после работы по двум болотным птицам была взята по указанию судьи на поводок. Едва ведущий успел отойти на несколько шагов от судьи, как собака прихватила против ветра, дувшего с опушки густого молодого леса, к которому примыкало болото, где проходили полевые испытания спаниэлей. Судья предложил ведущему спустить собаку с поводка и проверить, что она прихватила. Энергичным галопом, ловя ветер на чутье, молодая собака дошла до опушки леса и, резко бросившись в сторону, подала на ведущего обойденного ею старого косача.
Ведущий мелкой дробью заранил тетерева, который, упав на землю, стремительно бросился в лес. Появившаяся на опушке собака была послана на поиски подранка, быстро словила его и подала в руки хозяину.
Этот спаниэль был расценен на диплом II степени с 19 баллами за чутье.
В августе 1950 г. несколько московских охотников с группой спаниэлей, среди которых был опытный многопольный кобель, двигались по топкому болоту вдоль заросшей рагозой и осокой небольшой речки. Внезапно на дальний выстрел от охотников налетело шесть кряковых уток. Загремели выстрелы, и три крякаша, пытаясь удержаться в воздухе, упали в болото в 120 м от охотников.
Подведенный к месту падения уток спаниэль быстро прихватил следы разбежавшихся в разные стороны уток и одну за другой принес своему хозяину, причем третью утку он поймал примерно в 100 м от места ее падения, уже у самой речки.
Этот же спаниэль в октябре 1953 г. поднял на крыло на лесном водянистом болоте, заросшем по краям густым ракитником, двух кряковых уток. Они поднялись от охотника на предельной дистанции и после дублета упали в воду, причем охотник видел, как они стремительно бросились по воде в сторону ракитника. Возле ракитника одна из уток нырнула. Наведенный на след упавших уток спаниэль энергично бросился их преследовать. Он быстро поймал и отдал хозяину одного из подранков, а затем на широких кругах определил место, где нырнувшая утка выскочила на поверхность воды, и сейчас же устремился ее преследовать. В густом ракитнике он несколько раз отдал голос. Охотник, поощряя собаку, пошел в направлении, куда скрылся спаниэль. Пробежав метров триста, спаниэль настиг удиравшую крякву и также подал ее своему владельцу.
Охотясь за утками с этим спаниэлем, его владелец никогда не терял подранков, и, если утка падала в труднопроходимую трясину, заросшую травой и кустами, охотник оставался на месте, посылал вперед свою собаку и голосом поощрял ее во время поиска. Спаниэль обязательно ловил подранка и приносил его хозяину.
По бекасам этот же спаниэль работал совершенно по-другому: потяжка у него становилась замедленной, крайне осторожной, и он, прихватив запах бекаса, шел к нему медленно, как бы поджидая хозяина, причем все внимание собаки было устремлено к той точке, где находился затаившийся бекас, и охотник обычно довольно точно знал, с какого места нужно ожидать взлета птицы, и, сообразуясь с этим, готовился к выстрелу.
Однажды в довольно топком болоте спаниэль прихватил бекаса и осторожно повел по нему. Охотник шел за собакой и готовился к выстрелу. Внезапно спаниэль резко повернул вправо, но сейчас же выправился и повел в прежнем направлении. Взлетевший бекас после выстрела упал в осоку. Однако спаниэль не бросился к упавшей птице, а вновь повел вправо в направлении своего рывка во время подводки. Оттуда поднялся второй бекас и был также сбит охотником. Только после этого спаниэль подобрал обоих бекасов и одновременно подал их своему хозяину.
Этот пример характеризует высокое мастерство собаки. Работая по бекасу, спаниэль на подводке, очевидно, прихватил запах второй птицы, хорошо запомнил это и, сработав первую птицу, немедленно вернулся и поднял на крыло второго бекаса.
Летом 1951 г. группа московских спаниэлистов охотилась со своими собаками на лугах реки Снов Черниговской области. Эти луга густо заросли высокой, в пояс, травой и кустарниками. Охотники встречали здесь большое количество всевозможной болотной и луговой дичи.
Особенно много было на лугах коростелей. Однако поднять на крыло эту быстроногую птицу было чрезвычайно трудно. Коростели с большой скоростью бегали в траве и часто скрывались в густом кустарнике.
Спаниэли быстро оценили повадки этой птицы и начали работать по ней в манере совершенно иной по сравнению с их работой по дупелю, перепелу и бекасу. Прихватив свежие следы коростеля, спаниэли рассыпались веером, быстро окружали бегущую птицу, отрезали ей все пути к отступлению и заставляли подняться на крыло под выстрел одного из охотников.
Такая коллективная охота с группой полевых спаниэлей всегда была очень живой и успешной. Нередко каждый из охотников за зорю брал по восемь-десять коростелей.
Работая по коростелю, спаниэли вообще часто показывают высокую смекалку. Так, один из московских спаниэлей летом 1953 г., энергично преследуя бегущего в траве старого коростеля, загнал его в густой куст. Сунувшись в этот куст и, очевидно, определив, что коростель здесь, собака выскочила обратно, и повернувшись к подошедшему охотнику, дважды отдала голос, как бы сигнализируя, что дичь найдена; затем спаниэль стремительно обежал куст кругом и с обратной от охотника стороны бросился на коростеля.
Птица, оказавшаяся между собакой и охотником, была вынуждена подняться на крыло и попала под выстрел.
Интересной бывает согласованная работа пары собак.
Поздней осенью 1951 г. три московских охотника охотились по боровой дичи в Калининской, области. У одного из охотников было два спаниэля — отец и дочь, постоянно работающие в паре.
Выйдя на большую порубь, густо заросшую папоротником, спаниэли прихватили свежие следы и энергично заискали. Работая параллельными челноками, они тщательно обыскивали заросли папоротника. Бегущий впереди старый тетерев не подпустил собак и поднялся от охотника метров за семьдесят. Охотник успел сделать по нему два выстрела, тетерев с перебитым крылом упал на землю и, как курица, бросился удирать, моментально скрывшись в папоротнике. Обе собаки устремились за ним. Они догнали тетерева одновременно, с двух сторон схватили косача и, не желая уступать его друг другу, вдвоем понесли к хозяину, грозно рыча один на другого. Такая «подача» дичи, конечно, имеет и свои недостатки, так как тетерев был изрядно помят обеими собаками.
В заключение следует привести еще один небольшой пример, показывающий, насколько скороспелой охотничьей собакой является спаниэль и как быстро он овладевает охотничьим мастерством и становится полноценной рабочей собакой.
В середине октября 1955 г. Московское общество охотников проводило полевые испытания спаниэлей по пролетному вальдшнепу. В испытаниях участвовало пять собак, из них четыре многопольные и одна десятимесячная сука по кличке Кармен.
Эта собака начала охотиться с восьмимесячного возраста, очень быстро приобрела необходимые навыки и, несмотря на отсутствие опыта, отлично работала по боровой и болотной дичи.
За два месяца, предшествовавшие полевым испытаниям, владелец Кармен взял из-под нее свыше восьмидесяти птиц, в том числе одного глухаря, несколько тетеревов, вальдшнепов и изрядное количество бекасов, дупелей, гаршнепов и погонышей.
Пущенная по жребию пятым номером, Кармен в густых еловых зарослях, перемежающихся с дубняком, быстро прихватила свежие наброды, разобралась в следах, а затем, прихватив верхним чутьем самое птицу, подняла ее на крыло. Ведущий стрелял, но промахнулся, и вальдшнеп переместился к краю дубового леса.
Пущенная против ветра по перемещенному вальдшнепу, Кармен быстро прихватила птицу и вновь подала ее на крыло. После выстрела ведущего вальдшнеп пошел на снижение и упал за просекой в еловые мелочи. Кармен быстро разыскала упавшую птицу. После окончания испытаний Кармен сработала еще трех вальдшнепов, из которых один был также отстрелян. Собаку расценили на диплом II степени при балле за чутье 19 и при общем балле 77.
Все перечисленные нами примеры характеризуют спаниэля как собаку по существу универсальную по любой пернатой дичи.
Таким образом, хорошо подготовленный спаниэль всегда становится отличным помощником охотника-спортсмена.
Охота со спаниэлями бывает исключительно интересной, высокоспортивной и обычно успешной.
Полевые качества спаниэля наряду с его мягким, живым характером, с его привязанностью к хозяину и легкостью обучения сделали спаниэля одной из самых популярных охотничьих собак советских охотников.

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2021 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru