Производственная компания Сонар
Охота без границ. Питерский Охотник. Сайт для всех любителей охоты и рыбалки

Вход

Верхнее меню

Теги

Боровая и полевая дичь

 

Представители боровой и полевой дичи как объекты спортивной охоты не менее популярны, чем различные виды уток. В отдельных районах нашей страны они являются основой для ведения охотничьего хозяйства, а для многих из нас — любимой и желанной добычей. В Псковской, Костромской, Пермской, Свердловской и Тюменской областях, например, на тетеревов охотятся 31—61% всех членов Росохотрыболовсоюза, а на рябчиков — от 31 до 81%. В Ростовской области серую куропатку добывают 40—50% охотников (Данилов, 1969).

Нам удалось собрать достаточный для анализа материал по охотам с подхода на рябчика, тетерева и зайца-беляка, а из полевой дичи — на серую куропатку, фазана, кеклика и зайца-русака.

На боровую дичь охоты проводились в Московской, Ярославской, Новгородской, Брестской и Иркутской областях, в Бурятской АССР, Эвенкийском национальном округе Красноярского края. На серых куропаток, фазанов, кекликов и зайцев-русаков — в Вологодской и Брестской областях, в Армении и Азербайджане.

В первую очередь нами будут рассмотрены результаты отстрела рябчика, так как по количеству убитых и определенных по возрасту, полу и биологической полноценности птиц этот вид занимает у нас первое место.

За 10 охотничьих сезонов, продолжавшихся ежегодно с августа по ноябрь было взято с подхода 617 рябчиков. Из них молодых было 79±2,8%. В августе их удельный вес в добыче охотников равнялся 89%, в сентябре — 81, в октябре — 78, в ноябре — 73% общего количества убитых в эти месяцы экземпляров. Следовательно, в ходе охотничьего сезона частота добычи молодняка постепенно уменьшалась.

При охоте с подружейной собакой на тетерева, тетеревята составляли 96±2,8% всех убитых птиц этого вида. Из 318 тетеревов, взятых на протяжении 16 охотничьих сезонов (август — сентябрь), молодых было 303. Так как отстрелы проводились ежегодно менее двух месяцев, проследить за изменением этого показателя по отдельным отрезкам сезона нам не удалось.

Преобладание молодых птиц в добыче наблюдалось и при ходовых охотах на серую куропатку, фазана и кеклика. Из 162 серых куропаток молодых было 76 ±2,6%, из 40 фазанов — 70 ±3,1 % и из 40 кекликов — 76 ±4,2%.

Примерно таков же процент молодых среди зайцев, убитых из-под себя или в результате тропления. Из 72 зайцев-русаков

сеголетков имелось 57, или 79%, из 98 зайцев-беляков — 74, или 76%. Значит для всех взятых нами представителей боровой и полевой дичи, как и для уток, охоты с подхода вели к преимущественной добыче молодых животных. Если сопоставить удельный вес молодых животных в популяциях птиц и зверей с их удельным весом в добыче охотников (табл. 29), то увидим, как и при анализе результатов охоты на водоплавающих, что молодые животные в добыче охотников (в процентном отношении) встречаются чаще, чем в природе. Отстрел молодых животных носит явно избирательный характер. Коэффициент избирательности равен для рябчика 1,19, для тетерева 1,47, для фазана 1,06 и для серой куропатки 1,1.

Таблица 29

Удельный вес молодняка в популяции дичи и в добыче охотников

Вид дичи

Всего учтено птиц

В том числе молодых

Всего добыто птиц

В том числе молодых

шт

%

шт.

%

Рябчик 

469

310

66 ±2,6

617

487

79 ±2,8

  Тетерев

4360

2834

65±1,0

318

303

86±2,8

  Фазан

1329

877

66 ±2,4

40

28

70±3,1

Серая куропатка

2592

1774

69±1,8

62

47

76 ±2,6

Данных о соотношении молодых и взрослых особей в популяциях зайца-русака и зайца-беляка мы не имеем. По П. Юргенсону (1966, 1968), процент молодых зверьков в них к осени составляет 30% у зайца-русака и 50% у зайца-беляка; в добыче охотников соответственно 79 и 76%, т. е. избирательность отстрела тут еще более заметна, чем при охоте на пернатую дичь (КИ достигает 2,6 и 1,5).

Причины этого, как и при охоте на уток, следует искать в особенностях размещения молодых и взрослых животных по угодьям и характерных чертах их поведения.

Например, для тетеревов имеют существенное значение оба эти обстоятельства. Во-первых, угодья, где проходит охота с подружейной собакой, почти всегда являются местами, в которых держатся в основном выводки. В пойменные уремы, в чащи молодняков или участки леса с густыми подростом и подлеском, служащие любимыми местами линьки старых одиночных тетеревов, охотники заходят редко.

Во-вторых, тетеревята, пока окончательно не взматереют, лучше выдерживают стойку собаки, ближе подпускают охотника и еще редко прибегают к уловкам, обычным для взрослых опытных тетеревов. Так, старый косач прежде чем взлететь, почти всегда бежит от собаки туда, где надеется подняться на крыло за каким-либо прикрытием. Молодые этого почти никогда не делают. Следовательно, при охоте на тетерева охотятся там, где молодых птиц значительно больше, чем старых и убить их значительно легче.

Для остальных видов боровой и полевой дичи подметить заметное отличие в характере мест обитания животных разного возраста нам не удалось. У рябчика, серой куропатки или зайцев и молодые и старые особи придерживаются примерно одних и тех же стаций. Различны только их осторожность и манера поведения. Поэтому и преимущественная добыча молодняка для них меньше, чем для тетерева, так как молодые рябчики, например, взлетают и садятся от охотника ближе, чем старые, что помогает точно заметить то дерево и ту часть его кроны, где они укрылись. Кроме того, они не так искусно, как взрослые, прячутся среди ветвей, листвы и хвои. Их проще высмотреть и сбить (рис. 16).

Взрослые зайцы часто поднимаются вне досягаемости выстрела или пропускают охотника мимо, выскакивая у него за спиной, в то время как молодые не прибегают к таким уловкам и подпускают ближе. То же, мы наблюдаем и при охоте на куропаток, кекликов или фазанов.

Как же обстоит дело с половым составом тетеревов и рябчиков, серых куропаток и зайцев, добытых при охоте с подхода? В этом случае взятые нами виды животных можно четко подразделить на две группы. Первая — рябчик, серая куропатка, кеклик и зайцы, у которых внешние отличия между самцами и самками либо совсем не выражены, либо выражены очень слабо; вторая группа — тетерев и фазан, самцы которых отличаются от самок очень резко. Это обстоятельство, как увидим ниже, оказывает на избирательность отстрела животных по полу самое существенное влияние.

Из 617 убитых нами рябчиков самок было 381, или 62±2,7%, самцов — 236, или 38 ±2,7%. Это соотношение на протяжении отдельных отрезков сезона добычи менялось мало. Так, в августе самки составляли 60; в сентябре — 58, в октябре — 60 и в ноябре — 68% общего количества добытых птиц. Совершенно иную картину полового состава добытых с подхода рябчиков получил Б. А. Михайловский в угодьях Дальнего Востока. Переданные им в наше распоряжение материалы свидетельствуют о том, что из взятых в 1969 г. 300 рябчиков самцов было 166, а самок 134, т. е. в добыче преобладали самцы (55,5%). Причина этого, вероятно, в том, что, во-первых, в местах охоты рябчики были малопуганными, поэтому самцы, как и самки, подпускали охотников близко. Кроме того, птицы не очень таились, что по указанию автора материалов, часто давало возможность выборочно стрелять самцов.

Рис 16. Рябчик (фото А. Велижанина)
Рис 16. Рябчик (фото А. Велижанина)

Преобладание в добыче охотников самок отмечалось для серых куропаток и для кекликов (рис. 17). В первом случае оно доходило до 65, во втором — до 58%. Среди зайцев-русаков, убитых с подхода, самки составляли 75% (54 из 72 зверьков). Среди зайцев-беляков их было 66 из 98, т. е. 67%.

Рис. 17. Кеклики (фото Ю. Горелова)
Рис. 17. Кеклики (фото Ю. Горелова)

Мы видели (гл. III), что для всех этих видов соотношение полов в природных условиях примерно равное и может быть принято 1:1. Значит, преимущественный отстрел самок выражен здесь достаточно ясно. Коэффициент избирательности добычи для рябчика равен 1,24, для серой куропатки—1,3, для зайца-русака — 1,5, для зайца-беляка— 1,34 по причинам, на которые мы указывали, разбирая охоты на водоплавающую дичь: самки более склонны к затаиванию, менее осторожны, чем самцы, ближе подпускают охотника, а поэтому их убивают чаще.

Совершенно иная картина при анализе толового состава убитых тетеревов и фазанов.

Из 318 тетеревов 214 (или 66±2%) составили самцы. При этом в августе их было 65%, а в сентябре уже около 70% всех добытых птиц.

При охоте на фазана избирательность отстрела петухов выражена еще больше. Охотовед Е. И. Евдокимов, проводивший большой отстрел фазанов в южном Казахстане в 1965—1966 гг., сообщил нам, что из убитых им 317 птиц самцов было 243, или 76%. В начале сезона этот показатель был меньше (72%) в конце — больше (83%). Среди 40 убитых нами фазанов самцов было 28, т. е. 70%. Полученные нами данные соответствуют материалам других исследователей, отмечавших преимущественную добычу самцов при охоте с подхода на тетерева и фазана (Стоке, 1968). Коэффициент избирательности добычи самцов составляет для тетерева 1,32, для фазана 1,52. Очевидно, это связано со стремлением охотника добыть более крупный и ярче окрашенный экземпляр дичи, заполучить красивый трофей, хотя самцы взлетают на более далеком расстоянии и, значит, менее доступны для охотника.

Ходовая охота на боровую и полевую дичь, как и на уток, дает высокий процент добычи биологически неполноценных экземпляров. Особенно высок он при охоте на тетеревов с подружейной собакой. Из 318 тетеревов, убитых нами, 72 птицы были явно истощенные или больные (22% общей добычи), 34% из них составили раненные прежде охотниками; остальные же были в очень сильной мере заражены различными гельминтами. То, что охота проводилась с помощью подружейной собаки, облегчало поиски этих биологически- неполноценных экземпляров.

Охота на рябчиков почти всегда проводилась нами без собаки, и процент добычи биологически неполноценных особей был при ней в 4—5 раз ниже, чем при охоте на тетерева. Из 617 рябчиков дефектных было только 29, т. е. 5% всех взятых. Из 240 серых куропаток, фазанов и кекликов различными физическими недостатками страдало 39 птиц, что составляет 12% их общего количества.

При охоте на зайцев (русака и беляка) процент добычи больных или травмированных зверьков был почти одинаковым: из 72 зайцев-русаков дефектных было 10 (14%) из 98 зайцев-беляков — 15 (15%).

Вопрос о том, почему при ходовой охоте мы берем значительное количество биологически неполноценных животных, достаточно подробно рассмотрен в разделе, посвященном водоплавающей дичи.