Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

Оклад

Когда местность знакома, когда знаешь, что за трудно проходимою на лыжах чащею пойдет светлая полоса редколесья, окаймляющая заболоченный еловый лес с ивняком, — на сердце не тревожно, знаешь, как пройти и обойти ту манящую середку, куда прошли волки, пропахав своими следами рассыпчатые борозды на свежем снегу. Но плохо приходится окладчику в незнакомой местности—компас не поможет миновать буреломные маквы и повал, сетку мелколесья, под сводами нагнувшихся и надломленных деревьев, облепленных толстыми подушечками снега. Между тем вместо того, чтобы Пробиваться в буреломной полосе, шипеть одеждою о хвою, подолгу шуршат на одном месте лыжами, невольно задевая гулко ломающиеся сучки, —следовало подвинуться на две сотни шагов и встать на полосу прошлогодней лесовозной дороги, где путь прорублен, словно просек.

Лесные площади, в которых зверь выбирает участок для своих дневок, бывают весьма разнообразны, как по характеру лесонасаждения, так и по величине и форме очертаний. Зверь может дневать и среди сплошного значительного лесного массива и в обрезном месте, вокруг которого имеются большие или меньшие окаймленные чистью и в от'еме—месте, отличающемся от прилегающей местности иным характером, иною породою леса, растительности и представляющем собою нередко более низкий уровень по сравнению с окружающей площадью. ' Когда лесные сплошные массивы не перерезаны дорогами и просеками, они представляют наибольшие затруднения для складывания, разве что в них попадутся как раз оклады, представляющие собою участки разнородного с окружающим лесонасаждения, или по породе, или по возрасту леса, отличающегося от смежной стены леса. Такими выделяющимися среди лесных массивов местами являются гряды, {острова, моховые болота и др. участки; площади, отличающиеся возрастом деревьев—старым, спелым, смешанным, молодым или мелким подсадом леса, помогают проведению окладчиком линий.

Большую услугу в ориентировке оказывают отдельные деревья, выдающиеся своею величиною, породою или другими какими-нибудь отличительными признаками среди сплошного иного лесонасаждения. И крона многовековой сосны, и старая голая осина, простирающая толстые ветки, заметные и на фоне неба, и на зелени хвойного леса, часто помогают окладчику уяснить себе очертания пройденного пути или заметить по ним отправную точку, служащую помощью дальнейшему его пути и складыванию.

Чрезвычайно помогают запоминанию очертания той или иной линии оклада, равно и уяснению плана действий встречающиеся на пути окладчика отличия в местности и даже отдельные предметы, так, напр., низинка, по которой проходит окованный льдом ручей, возвышенность, полоса спелого редколесья, с видимыми в прогалке между деревьями, занесенными снегом муравейниками, заметные причудливые фигуры вывороченных с дерном корней буреломных деревьев и другие признаки.

Такие отличительные места и предметы способствуют наметить, иногда далеко еще не замкнувши круг, но помня Направление ветра и место впущенного входного следа, — стрелковую линию и даже отдельные на ней номера; те или другие особенности местности или отдельные предметы резко запечетлевают в памяти окладчика поворот линии оклада и помогают определению ее протяжения.

Предельная величина оклада зависит лишь отчасти от технических средств данной охоты. Нормальная величина оклада должна быть основана не столько на той или иной организационной мощи данной охоты, сколько на требованиях, лежащих в психологии зверя.

Нормальною величиною оклада надо признать такую, при которой зверь был бы обойден без того, чтобы его потревожить обходом, в то же время она не должна быть слишком большой, чтобы не терять управления ходом зверя на номер, и не слишком маленькою во избежание причинения резкого испуга зверю во время гона.

Вот те довольно растяжимые понятия о нормальной величине оклада, диктующие непременное соблюдение высказанных в них целевых условий. Необходимо поэтому теперь же определить ту конкретную величину оклада, в какую он выливается на практике. Как сказано, зверь не должен быть потревожен обходом. Зверь может услышать, увидеть или зачуять окладчика.

Величина оклада, таким образом, стоит в большой зависимости от характера снегового покрова, защитности местности, направления и силы ветра и условий погоды вообще. мягкий, несколько влажный и не слишком глубокий и рыхлый снег позволяет передвигаться бесшумно (относительно, конечно); снег» шуршащий, ноздреватый, сухой соединившийся в комочки-зернышки, значительно затрудняет бесшумность обхода, требуя иногда отдаления—увеличения оклада; еще: хуже звенящая пленка или ломающийся и хрустящий каст, когда почти невозможно сделать оклад без того, чтобы ие быть услышанным; в таких случаях можно лишь возлагать надежду на то, что зверь, слыша звуки обхода, следит за ними, но при неприближении их остается на лежке.

Обшитые лыжи при окладывании предпочтительнее—они благодаря шерсти не шуршат, не скрипят и не шипят, заглушённые оболочкою. При окладывании в плотном лесу при снежном навесе звук шагов окладчика значительно приглушается. Тихая погода и ветер в оклад при прохождении самых неблагоприятных линий вызывают мучительные переживания окладчика и заставляют прихватывать, прибавлять к окладу участки леса, хотя бы и отделенные от оклада поляною, лишь бы приглушить звук шумного обхода.

Окладчик не может точно знать, где именно выбрал себе зверь местечко для лежки в пределах того оклада, который Намечается; можно только примерно предполагать, зная характерные особенности местности внутри оклада, но ручаться за то, что зверь лежит ближе к этому закрайку или; к тому— нельзя; поэтому опыт велит из осторожности предполагать нахождение лежки. ближе всего к той линии, которую в данное время ведет окладчик.

Зверь может быть встревожен, правда, реже и тогда, когда он, не слыша обхода окладчика, видит его двигающуюся фигуру; случается это в редколесье в моховых болотистых гладях с островками леса, особенно, во вторую половину зимы, когда зверь нередко ложится на солнечном пригреве, чаще же это бывает на полях. Таким образом, при окладе, который не представляет собою густого леса, а состоит из редколесья, окладчику следует выбирать путь, заслоняясь от оклада лесною полосою прихваченного места, а в солнечные дни второй половины зимы не забывать потребность зверя пользоваться солнечным пригревом.

Обходы в полях, если их нельзя делать по дорогам, надо тщательно вести, по возможности заслоняясь; когда местность пересеченная, надо пользоваться возвышенностями, ведя линию за ними.

Первое требование о величине нормального оклада, заключающееся в том, чтобы не потревожить зверя обходом, может на практике быть выполнено при окладе от 1, 5—2 километров, за исключением обходов полевых, где круг чаще превышает только что приведенную среднюю норму.

Второе условие, пред'являемое к нормальному окладу, заключающееся в требовании, чтобы оклад не был слишком велик, во избежание потери возможности управлять ходом зверя, имеет немаловажное значение при охоте облавой и с флагами.

На самом деле, хотя облавная или охота с флагами и рассчитана на ход зверя своим лазом, тем не менее и при ней применяют меры (загонщики, флаги), препятствующие зверю принимать нежелательные для успеха охоты направления, а при этом приеме надо принять во внимание, что чем больше препятствий, чем длиннее путь с препятствиями, тем скорее на зверя находит паника, тем больше шансов, что он, невзирая на препятствия, вынуждается к их преодолению—к прорыву. Оклад, следовательно, слишком большой не вполне благоприятен, так как ходом зверя управлять трудно. Это желательное условие управления ходом зверя легче чувствуется, чем поддается определению, тем более, что в каждом окладе, благодаря его особенностям, создаются и иные условия для управления ходом зверя; тем не менее нормальная средняя величина желательного оклада может быть приблизительно определена цифрою из практики.

Рис.15

 

Приняв во внимание, что обычно при охоте с флагами имеется три. загонщика (окладчик и 2 помощника), причем один находится посредине окружности оклада, а двое остальных отстоят от него на флангах (см. рис. 15) в расстоянии 200—400 метров (в среднем на 300 метров), т. е., примерно, в конце первой трети дуги, то окружность оклада, таким! образом, будем равняться 300X6=1800 метров. Этот оклад можно считать по величине средним и при благоприятном очертании управление ходом зверя находится в руках.

Остается еще последнее требование к величине оклада; величина его не должна быть слишком мала во избежание причинения резкого испуга зверю во время гона.

Как определить цифрами приемлемый минимальный размер оклада? Из практики мы знаем, что при встречах с ненагоиенным, не бывалым зверем на открытых даже местах, зверь при известных условиях сохраняет относительное спокойствие; он обычно не ускоряет движения, а часто даже останавливается, наблюдай за человеком, или продолжает свое передвижение по направлению, долгое время иногда не отдаляющему его от человека.

Но такое поведение зверя встречается обычно на известном расстоянии, несколько большем или меньшем, в зависимости от характера встречи, поведения человека и индивидуальности зверя. Такое расстояние при отсутствии агрессивных со стороны человека действий может быть приблизительно определено в 150—300 метров, другими словами спокойствие зверя не нарушается на расстоянии вне всякого дробового выстрела. Приведенное в цифрах расстояние позволяет зверю не пугаться, не удирать от человека, тем более, когда зверь подготовлен к возможности встречи опасности, а просто медленно с остановками отойти на большее расстояние от человека. Иное дело, когда мирно отдыхающего зверя потревожит неожиданно обнаруженное присутствие человека в расстоянии хотя бы свыше 300 метров, а тем более, когда зверь, слыша затем по голосам окружение и приближение людей, замечает, кроме того, и зловеще молчащие флаги. Однако надо принять во внимание то успокоительное действие, какое оказывает на зверя сплошной заслон леса, позволяющий зверю даже на близком расстоянии сохранить относительное спокойствие, так как зверь чувствует, что человек его не видит. Таким образом, если дело касается зверя не нагонен-нoro, не бывалого, то не будет ошибки определить, что расстояние от загонщика до зверя в 300 метров является тем расстоянием, на котором такой зверь, встречаясь при переходах с человеком, сохраняет относительное спокойствие; оно будет приемлемо и в лесном окладе при условии умелого гона. Если мы обратимся снова к рис. 15, то, приняв во внимание диаметр оклада в 600 метров; и то обстоятельство, что точное местонахождение лежки зверя неизвестно, можно признать, что приведенная на рисунке величина круга (оклада) удовлетворительна. Часто, однако, природные условия создают незначительные по величине обрезные оклады, которые применимы для обхода русака. Это дар природы, который ладо принимать с радостью, так как никто не мешает прирезать к окладу чистого места или лесной площади, начав гон издалека, осторожно стронув зверя. Итак, повидимому, все условия нормального оклада в большинстве случаев могут быть удовлетворены обходом в l, 5—2 км.

Человек не обладает всею силою подсознательных чувств животного, которые поглощены сознательною деятельностью человека; тем не менее окладчик при выкрикивании оклада в сплошном лесу, положительно руководствуется иногда инстинктом; при этом иной окладчик, который в другой раз имел дело с тем же окладом, идет тем же путем, как по дороге, словно следы предшественника сохранились. Речь идет не об ясных, легко объяснимых линиях оклада, избираемых по просветам, просекам, спайкам леса разных пород и возрастов, избрание таких линий понятно; речь идет про те лазейки и пересечения к ясным линиям, выбор которых необ'ясним. Таким образом, как иногда при выслеживании многое чувствуется без возможности об'яснить, так и во время складывания просыпается в окладчике неизжитая еще способность пещерного человека.

Упомянув об этой ценной способности, перейдем к тем линиям оклада, которые проводятся с обладанием известных требований по об'яснимым причинам.

Как только след зверя влился в подходящее для дневки место и словно потонул в опушке, окладчик, тщательно проверив его, еще раз качественно и количественно, начинает обход от входного следа, заметив с самого начала обхода направление ветра и проверяя его при изменении линии оклада.

Рис. 16

Проверка следа перед впуском в оклад должна производиться в должном расстоянии от опушки; по тем же соображениям, чтобы не отрезать от оклада быть может здесь же имеющую быть расположенную стрелковую линию и этим не воспрепятствовать ходу зверя на стрелков, окладчик ведет свой след на известной дистанции от самого оклада. Линия от входного следа до первого поворота (до угла или закругления), образуемого второй линией, довольно ответственна, так как ею значительно предопределяется если не ширина, так длина оклада; во всяком случае она создает основание для построения величины оклада, о которой так много было приведено практических соображений. Помня эти соображения, не следует торопиться делать поворот на следующую линию, разве что проезжая дорога сделает без нее еще преждевременный почин и радостно поведет, образуя вторую линию оклада.

Как уже было сказано, просеки, поляны, ручьевины, выступы, разнородные со смежными по породе и возрасту лесонасаждения и другие приметные особенности облегчают проведение линий оклада, но незаменимую помощь оказывают дороги; они занимают в этом отношении наипервейшее место. Дорогою как при складывании, так и в окладе не только можно воспользоваться для поворота на следующую линию, но следует воспользоваться даже, если она встретится тотчас после впуска входного следа в оклад. Надо иметь в виду, что передвижение людей по торным дорогам (которые, кстати сказать, хорошо известны зверю), не тревожит зверя; дикие животные прекрасно осваиваются, будь то птица или зверь, с теми путями сообщения, которые, как рельсы, не изменяя направления, постоянно служат движению людей; стоит, однако, проезжему остановиться, как зверь уже настораживает внимание; если же зверь услышит приближение по целику, то без долгого размышления удаляется.

Совсем близко от торных дорог ложатся и медведи, ложатся они и у самого поля, слыша. на деревне и лай собак и голоса людей; ложится на поле недалеко от дороги и лисица, поглядывая из-под можжевелового куста, не поднимая головы на проезжающих; остается на дневке в еловом острове, узко обрамленном дорогами и волк. Прохождением по торной дороге, совсем близко от начала обхода провернувщей в оклад, дела не испортишь, часто сократишь, работу и выяснишь положение, так как зверь нередко пересекает угол, начавшегося лесного участка с целью выйти на дорогу или перейти через нее в следующую за нею площадь, где он и выбирает себе место для дневки. Пренебрежение окладчиком дорогами Или незнание их расположения частенько ведет к тому, что зверь оказывается стронутым с лежки неправильным вторжением окладчика в середку. Об этом говорят рис. 16 и 17.

Рис. 17

 

Начиная обход, полезно для определения протяжения ка-ждой линии производить счет шагов, а чтобы не сбиться (так как внимание окладчику отвлечено и напряжено другими: важными деловыми соображениями), лучше каждую сотню шагов отмечать, откладывая в карман обломочек ветки или спичку. Еще удобнее пользоваться шагомером, коли он имеется, Опытный окладчик, конечно, чувствует протяжение пройденных линий, но всё же предлагаемый способ точнее к имеет значение, особенно при» больших окладах, когда важно за-благоеременно определить количество загонщиков, флагов и стрелков. Окладчик должен стремиться по возможности провести либо прямые, либо дугообразные линии оклада. Проведение совершенно правильных прямых линий возможно, конечно, лишь тогда, когда эти линии или некоторые из них имеются в натуре в виде, главным образом, просек, границы с полем или мест обрезных. Оклады, дающие возможность достигнуть весьма полезного желательного сужения к стрелковой линии, могут быть построены преимущественно при содействующих (природных условиях, но отчасти и независимо от них. Это показывают рисунки 18, 19, 20, 21, 22 и 23.

Рис.18
Рис. 19

На рис. 18 изображен оклад, сторона коего «А—Б» прилегает к полю, «А—Б»—на дороге, «Б—Г»—по просеке, а линия «Б—Г» проведена окладчиком по редколесью; рис. 19 представляет гряду елового леса среди чернолесья с удобным сужением к стрелковой линии, благодаря форме гряды; оклад на рис. 20 выкроен окладчиком по просветам и полянам; рис. 21 изображает хвойное болото среди более возвышенного Лесного окружения кольцом; рис. 22 является окладом, представляющим собою квартал лесной дачи в. просеках; на рис. 23 изображенье сосновое моховое болото, редколесье с входным следом волка и стрелка указывающая направление ветра (болото окружено гористым бором); этот рисунок дает, как видно, оклад довольно трудного очертания—сложный, вопреки только что высказанным пожеланиям о проведении окладчиком прямых или дугообразных линий; окладчику ничего больше не оставалось, как обойти болото по берегу бора—по спайке с болотом.

Рис. 20
Рис. 21

Разберем данный случай. По размеру оклад приемлемый (2 км) по форме труден; убавить рискованно, равно как и выправить отрезом; прирезать для улучшения очертания (линий) будет ухудшением положения, так как кругом местность, как было сказано, резко противоположного типа— гористый бор. Окладчик вышел, однако, из затруднения, см.. рис. 24. Под стрелковую линию окладчик выбрал сторону «Б2», поместив на ней семь прибывших стрелков; загонщиков он расставил в местах, обозначенных кружками, —одного у мыска над лит. «А»; сам встал против угла между литерами «А» и «Г», третьего он поставил недалеко от соединения линии «Г и «В», перед образовавшимися; в линиях оклада неблагоприятным выпячиванием; при этом окладчик и загонщик между линиями «Г» и «Б» отошли несколько от оклада, чтобы охватить всем троим полукругом узкое место и в то же время не нажать зверя на опасную линию «Б1». Выбором под стрелковую линию стороны «Б2» достигнута прямизна фланговых шнуров. Лучшей комбинации по выпрямлению линий и созданию некоторой нагонистости достигнуть в этом окладе нельзя. Расположить стрелков на линиях «А» или «Г» немыслимо по причине направления ветра; при занятии линии «В» получился бы с первого фланга недопустимый выступ ободом («Б2»), при занятии стрелковой линией стороны «Б1», тот же обод перешел бы на левый фланг и, кроме того, получился бы непосильный для управления ходом зверя охват загонщиками линий «А», «Г» и «В». В числе изображенных на рисунках форм окладов имеются такие (рис. 19 и 20), у коих имеется сужение. Оклады с таким сужением представляют значительное облегчение для выставления зверя, так как сама узкая сторона служит, если дозволяет ветер, местом расположения стрелковой линии.

Рис. 22
рис. 23

Оклады такой формы по понятной причине способствуют управлению ходом зверя; это—так Называемые нагонистые оклады, имеющие форму яйца, мешка, ремня, треугольника и т. п. Такая нагонистость оклада создается нередко не одною формою, но и природными условиями—в виде однородности лесонасаждения: Наличность удобной формы и однородности лесонасаждения дает наиболее нагонистые оклады. Возьмем, например, оклад, изображенный на рис. 19; нагонистая форма его образовалась однородным еловым насаждением острова, окруженного березовым редколесьем; естественно, что зверь, надвигаясь, заслоняясь и высматривая, дорожит при передвижении удобствами такого леса, создающими кажущуюся безопасность; таким образом, зверь выбирается из острова путем, сопровождаемым однородным лесонасаждением или заслонами и расстается с ними, когда благоприятная полоса леса кончится; благодаря этому при нормальных условиях зверь выходит на линию сужения.

Помимо природных условий нагонистость создается по возможности и линией флагов—прямизною флангов с некоторым сужением к стрелковой линии.

Рис. 24

Мы уже видели тот корректив, который создан правильным выбором стрелковой линии и ведения флангов в трудном по всем условиям окладе, (рис. 24); правда, это не создало хорошей нагонистости, но вое же значительно улучшило ее. Не всегда возможно провести линию флагов от стрелковых номеров, образовав заметное сужение; но, с другой стороны, недопустимо вести ее так, чтобы флаги являлись бы продолжением прямой стрелковой линий; такое положение флагов, называемое «флаги стенкою», обнаруживают зверю опасность на этой линии, как это показано на рис. 25.

Рис. 25

На стрелковой линии только 4 стрелка, между тем как, судя по протяжению этой линии, стрелков следовало бы поставить вдвое большее количество; флаги от стрелков до поворота расположены на той же стрелковой линии и являются тем положением флагов «стенкою», которое всячески надо избегать; правильное и желательное направление флагов указано пунктиром. Не всегда, однако, можно прибегнуть к достаточному скашиванию углов—это иногда рискованно, так как можно проведением указанных пунктиром линий стронуть зверя с лежки.

Нежелательное положение приходится иногда придавать флагам, когда, благодаря образованию корки на снежном покрове, передвижение слишком шумно; благодаря этому приходится отпячиваться от оклада, выносить дальше линию стрелков, а, следовательно, удлинить линию фланговых шнуров (флагов) и особенно в окладах обрезных обнаружить зверю флаги впереди его хода на стрелков (см. рис. 26).

Создавая линиями флагов возможную нагонистость, следует их вести прямиком или ободом при круговой форме оклада. Нельзя допускать мешкообразных выпячивавши оклада (карманов), зверь, попадая в такие окружения, чаще всего прорывается. Линии флагов, от которых ветер дует в оклад, являются более серьезною преградою для зверя.

Рис. 26

Расположение флагов по лесу должно по возможности быть таким, чтобы зверь мог их видеть из оклада; нежелательно проведение их такими защитными местами, которые позволяли бы зверю напороться на них. Надо создать такие линии флагов, при их прямизне, чтобы зверь, находясь под заслоном, увидал бы флаги своевременно, не накоротке, и не видел бы их на стрелковой линии.

Между линиею флагов и окладом не должно быть слишком большого простора. Попадая в широкую полосу между окладом и флагами (особенно, когда линия их расположена по чистому или более чистому месту, чем самый оклад), зверь легко переходит на прыжки; это часто может способствовать прорыву или направлению зверя вдоль флагов в сторону, противоположную от стрелков.

Высота подвешивания флагов имеет значение, так как способствует выполнению вышеприведенного правила о желательности, чтобы зверь заметил флаги своевременно. Когда флаги на чисти, да еще трепещутся oт ветра, не заметить их нельзя не только зверю, а даже и человеку с плохим зрением; когда же приходится их вести по густому ельнику, высота подвешивания имеет еще большее значение.

Помимо только что высказанной цели соответственного подвешивания флагов надо иметь в виду, что в подавляющем большинстве случаев зверь при прорывах через линию флагов проходит под шнур, а не через. Поэтому предпочтительнее при ошибке и высоте подвешивания, чтобы она была сделана в сторону более низкого подвешивания, чем в сторону более высокого подвешивания. Лисица смотрит и принюхивает по низу, вследствие этого при охоте на лису ленты флажков должны касаться поверхности снега; волк же смотрит по уровню высоты своего роста, а посему флаги следует подвешивать так, чтобы концы их приходились над уровнем снега приблизительно на 35 см.

Обносить флагами следует весь круг. Когда стрелки займут свои места, шнур на стрелковой линии] необходимо снять.

Расстояние между началом флагов и стрелками (это относится к стрелкам фланговым, т. е; к первому и последнему номерам) не должно быть дальше среднего дробового выстрела. Исключение из этого правила, в смысле увеличения расстояния, иногда необходимо на чистом месте; наоборот, в густых зарослях начало флагов приходится нередко вести от самого номера. Флаги отнюдь не должны начинаться за (плечом стрелка, а несколько впереди и сбоку стрелка, чтобы он легко, без поворота головы, мог видеть начало их (несколько язычков).

(Флаги менее страшны зверю, чем люди, и в этом их большое преимущество, так как зверя можно направлять на номера с меньшим вероятием на то, что он начнет метаться в окладе. Тем не менее флаги при умелом пользовании ими и при правильном гоне служат достаточно запретной для зверя линией, близ которой он подозревает опасность и засаду.

Флаги и окладчик с помощниками—средство весьма мощное для того, чтобы заставить зверя выйти на стрелков. Флаги, Которыми обтянут оклад до следующего дня, представляют своим зловещим молчанием и посторонним запахом устрашающий караул, тем более в ночное время, когда зверь привык к тишине, к тому, что враги его обычно в это время спят, а тут, судя по запаху, они бодрствуют. Запах флагов имеет стало-быть безусловное значение, тем более ночью, так как зрение не различает цветов. В сильную мотель и снегопад влияние флагов на зверя ослабляется.

Флаги употребляют разные и по цвету, и по размеру лент, и по толщине шнура. Флаги кумачные и ярки, и пахучи, и поэтому лучшие. Нормальный размер отдельного флажка равняется примерно 35x15 см, а расстояние между флажками примерно 70 см. Бечевка должна быть по возможности тонка] и прочна, так как это влияет на вес и об'ем т. е. портативность флагов, а последняя далеко не безразлична.

Что касается приспособлений для наматывания и сматывание флагов, то систем существует несколько: делают катушку—валик на оси в рамке с ручкою, употребляют и дощечки на оси также с ручкою и простые рогульки; пользуются флагами и без всяких приспособлений для наматыва-ния, держа их мотками. Дело, конечно, не в системе, а прежде всего в четкости работы самого приспособления и в умелом пользовании. Необходимо, чтобы при системах вращающихся были бы предупреждены чрезвычайно вредные задержки от заедания катушкою шнура и захлестывания язычков флагов. В этом отношении пользование мотками в умелых руках является весьма надежным способом, но, к сожалению, в мотках приходится пользоваться бзчовкою, а не ниткою, которая безнадежно запутывается; в системах катушечных можно пользоваться шнуром из 3 пеньковых или льняных ниток, представляющим собою достаточно прочное и весьма легкое приспособление; такой нитки на катушку входит большой необременительный запас; четыре катушки такого шнура являются для большинства окладов запасом достаточным. Сырые флаги необходимо перебирать и просушивать после охоты.

На флаги не следует надеяться, как на каменную стену, а гарантию успеха необходимо прежде всего возлагать на правильное построение оклада, умелый выбор стрелковой линии и толковый гон, чтобы зверь, не коснувшись флагов, |вышел прямо на номера.

 

 

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2021 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru