Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

Охота на глухарей на бортевых соснах


Помимо описанных видов охоты на глухарей, очень оригинальный способ я успешно практиковал более тридцати лет тому назад на Южном Урале.
После окончания Башкирской охотэкономической экспедиции Академии наук СССР, возглавляемой тогда профессором-охотоведом Д.К.Соловьевым (осень 1930 г.), на весь двухмесячный отпуск я остался в горах на Южном Урале.
Профессор-орнитолог С.И.Снигиревский, узнав, что я остаюсь в горах, просил меня убить несколько голов южноуральских белобрюхих глухарей, и чем больше, тем лучше, так как в Зоологическом музее Академии наук шкурок этих птиц было мало.
В эту зиму мне повезло: за два месяца - ноябрь и декабрь - я принял участие в охоте на волков с бригадой охотников башкир, а в горах, помимо пернатой дичи, убил семь медведей.
Целыми днями, преследуя и складывая медведей, я часто наблюдал, как глухари, скопившиеся на зиму в сосняках, по утрам перелетали и присаживались на одиночные высоченные бортевые сосны. Поднявшись как-то на один хребет, в бинокль я заметил, как на одну из таких сосен за полчаса садилось четыре глухаря.
Я решил попытаться посидеть утро под этой приметной бортевой сосной, которую так охотно посещали глухари.
Коротко я привожу выдержку из моих охотничьих дневников:
"Из деревни Кулгунино, в которой я остановился, на охоту мы выехали еще затемно. С моим проводником Аубакиром ехали в розвальнях на высоких копыльях, а бабай (старик) Шарафутдин - на буланом горном коне. Переехав горную речку Талу-Ойры, на которой лед уже достаточно окреп, я остался у вековой бортевой сосны. Она стояла среди крупного осинника и березняка на восточном склоне хребта. Вблизи она оказалась огромной, с раскидистыми лапами, а голая без хвои вершина свидетельствовала о том, что глухари охотно и давно уже ее посещают.
Аубакир проехал дальше, чтобы засесть у другой такой же сосны, а я, надев поверх овчинного полушубка белый халат, соорудил под соседней березой скрадок и уселся на толстый слой нарубленного соснового лапника.
Шарафутдина я попросил верхом поездить по соснякам вокруг, чтобы согнать кормящихся в нем глухарей. Он охотно согласился.
После выпавшего ночью мягкого пушистого снега в урмане стоит полнейшая тишина. Чутко прислушиваюсь, жду. Прошло не более десяти минут. Только что хотел достать блокнот и продолжить запись об охоте накануне на медведя, как до моего слуха донесся нарастающий шум рассекаемого могучими крыльями воздуха, и я увидел, как через поляну в мою сторону летят две огромные, кажущиеся снизу совершенно белыми, птицы. Это были белобрюхие глухари. Один из них взгромоздился на сухой сук на самой вершине сосны, под которой я сидел, а другой почему-то предпочел другую - позади меня и сел на ее зеленую макушку.
Не спеша, взяв на мушку сидящего передо мной на высоте не менее 36-40 м глухаря, плавно нажимаю на спусковой крючок. Сухой выстрел бездымного пороха - и огромный петух с треском и шумом бьющих по сучьям крыльев падает вниз. Еще несколько конвульсивных ударов крыльями по пушистому снегу - и в урмане снова тихо. Другой глухарь продолжал сидеть, но расстояние до него было не менее ста метров. Какая заманчивая мишень! Пришлось пожалеть, что не захватил винтовку. Я выбрался из скрадка, намереваясь скрасть глухаря, но он тут же слетел. Не успел усесться в скрадке, как на вершину моей сосны прилетел еще петух и уселся на тот же сухой сук, на котором только что сидел первый. Стреляю, глухарь сидит, а рядом, работая крыльями, усаживается другой петух. Решив, что первый после нулевой дроби улететь не сможет, из левого ствола стреляю во второго. После выстрела этот с шумом валится. Быстро вкладываю в правый ствол патрон, выцеливаю все еще сидящего первого глухаря, и после выстрела и этот мягко падает на пушистый ковер.
В урмане снова тихо, и только запоздавшее черное перо, медленно крутясь, опускается.
В то памятное утро за какие-нибудь полтора часа я убил шесть петухов. А в самое удачное утро я убил тринадцать петухов и одну копалуху.
Из убитых мною этим способом сорока пяти глухарей тридцать восемь я сдал в Зоологический музей. Из них более половины были белобрюхие.
На тушки сданных мною белобрюхих глухарей орнитологическое отделение музея получило из Западной Европы тушки всех недостававших в фонде музея подвидов глухарей.
До сих пор (а прошло уже более тридцати лет), когда я смотрю на снимки былых охот на Южном Урале, я вспоминаю ту первую огромную бортевую сосну, ее кряжистый толстый ствол, широкие раскидистые лапы, склоненные к югу - теплу и свету, голую вершину и с шумом прилетающих на нее огромных и прекрасных птиц".


Библиотека
Copyright © 2002 — 2021 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru