Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

 

Медведь

В нашей стране обитают 3 вида медведей. За Северным полярным кругом в Арктике живет самый крупный из них — белый медведь. Этот бродяга постоянно кочует по дрейфующим льдам полярных морей, где добывает рыбу и тюленей. В широколиственных лесах юга Дальнего Востока обитает гималайский медведь. Он меньше других видов, отличается от них черной окраской, белой «птичкой» на груди и исключительным умением лазать по деревьям. Наиболее широко распространен лесной бурый медведь, о котором и пойдет речь.

Бурый медведь, несмотря на большой рост и могучую силу, известен своим миролюбием. Поэтому он приобрел популярность, народ присваивал ему самые разные, но всегда уважительные прозвища: Михаил Иванович, Топтыгин, Дедушка, Босоногий старик, Хозяин леса и пр. Лишь в некоторых районах Восточной Сибири, где в от­дельные неурожайные годы мало кедрового ореха и не­которых других кормов, медведь голодает — тогда он может быть агрессивен по отношению к человеку.

Медведь — крупный наземный хищник. Отдельные звери весят до 450 килограммов, но средняя масса особи около 150 килограммов. Окраска этого хищника подвержена сильной индивидуальной изменчивости от темно- бурой, почти черной, до светло-серой и соломенно-желтой. У медвежат бывает белый «ошейник», который с возрастом пропадает. Правда, и у взрослых зверей иногда заметно на груди расплывчатое белое пятно.

В нашей стране медведь распространен по всей лесной зоне от западных границ до Тихого океана, а также в горах Кавказа, Казахстана, Средней Азии. Он предпочитает старые смешанные леса с буреломом, гарями, болотами, речными долинами. Лишь в горах зверь живет в мало облесенных местах и даже встречается на альпийских лугах. Состав пищи медведя зависит от сезона и урожая тех или иных кормов. По выходе из берлоги звери питаются муравьями, побегами осины, разыскивают трупы павших за зиму животных, гоняются по насту за лосями, но в основном существуют за счет оставшегося после зимнего сна жира. Когда стаивает снег, они поедают перезимо­вавшие ягоды, зеленые всходы трав, несколько позднее — свежие листья осин, многие зонтичные растения, а также всевозможных мелких животных и яйца птиц. В середине лета питаются различными ягодами по мере их созревания. В Сибири существенным кормом медведям служат кедровые орехи, а в южных районах страны — лещина, желуди, каштаны, плоды диких фруктовых деревьев.

Медведю надо много пищи. Зоолог Б. П. Завацкий подсчитал, что для того чтобы накопить достаточное коли­чество жира на зиму (примерно около 50 килограммов), животному необходимо 600—700 килограммов ягод или 400—500 килограммов кедровых орехов, не считая других кормов. В неурожайные на ягоды годы медведи в северной части ареала активно посещают посевы овса, а в южной — кукурузы; в малокормные годы некоторые звери нападают на домашний скот, разоряют пасеки.

Зиму — самое голодное время — звери проводят в берлоге в состоянии сна, именно сна (он у них чуткий), а не спячки, при которой животное впадает в анабиоз. Потревоженный хищник в любой момент может покинуть берлогу и начать активную жизнь. Принято считать, что для зимнего сна медведь выбирает место наиболее глухое и удаленное от жилья человека. Это не совсем так. В настоящее время даже самые глубинные лесные угодья осваиваются, в них проникает техника, появляются новые поселки, густая сеть дорог. Медведь свыкает­ся с соседством человека и нередко устраивает берлогу вблизи проезжих дорог, на свежих вырубках или в других местах, часто посещаемых человеком. Мне известен случай зимовки медведя в 1,5 км от деревни, обнаружил я зверя лишь весной, когда он вышел из берлоги.

Перед залеганием в берлогу медведь собирает для подстилки разную ветошь и мох, скатывает все это в ком и, пятясь задом, затаскивает в берлогу. Плешины почвы под содранным мхом бывают очень хорошо заметны и выдают местонахождение берлоги. Чаще всего медведь ложится под стволом упавшего дерева у самого выворота. Если он устраивается в так называемой верховой берлоге, то, кроме мха, собирает ветки и делает из них что-то вроде гнезда, а сверху, над «гнездом» заламывает несколько елочек; иногда зверь выкапывает земляную берлогу, а в горных местностях использует пещеры и пустоты среди нагромождений скал.

Длительность зимнего сна этого хищника зависит от географической широты: в северной части ареала звери засыпают в конце октября и выходят из берлог лишь во второй половине апреля, а то и в начале мая. На Кав­казе в отдельные годы они деятельны в течение всей зимы.

Гон у медведей протекает в середине лета. Срок беременности около семи месяцев. Зимой у самки в берлоге родится от одного до четырех, но чаще 2 покрытых шерстью и слепых детеныша массой около 500 граммов каждый. Прозревают они на 30-й день и до пяти месяцев питаются только молоком матери. Медведица водит мед­вежат 2 года, но если выводок погиб, она может прийти в течку в тот же год. Половозрелости звери достигают лишь на четвертый год; живут они до 30—35 лет.

В местах своего обитания медведи оставляют много разнообразных следов. Этому способствуют большие размеры и масса зверей. На мягкой почве, особенно на лесных дорогах после дождя, на илистых или песчаных берегах водоемов, легко заметить глубокие отпечатки когтистых пятипалых лап этого хищника. Медведь относится к стопоходящим животным. След его передней лапы — это отпечатки пяти пальцевых мозолей и большой поперечно расположенной подошвенной мозоли, которая оставляет особенно глубокий и четкий отпечаток на мягкой почве. Кроме того, позади поперечной мозоли, ближе к наружной стороне ступни, есть небольшая округлая мозоль, которая редко оставляет след. На ступне задней лапы также 5 пальцевых подушечек и 1 продолговатая мозоль, расположенная не поперек, а вдоль стопы. Отпечаток задней лапы напоминает след босой ноги человека, но с широкой стопой (у человека тоже бывает «медвежья стопа» — плоскостопие) и узкой пяткой. Когда медведь идет медленно или стоит, отпечаток оставляет вся ступня; если зверь идет быстро или бежит, следа пятки не увидишь даже на мягком грунте. На снегу при любом аллюре отпечатывается вся ступня. Когти у медведя очень большие, причем на передних лапах они в 1,5—2 раза длиннее, чем на задних, и достигают 8—10 сантиметров по изгибу.

Размеры зверей, обитающих даже в одной местности, различны. Некоторые охотники считают, что существуют 2 вида медведей: мелкий трусливый муравьятник и крупный, нападающий на скот стервятник. В действи­тельности же у нас только один вид — лесной бурый медведь. Различия в размерах взрослых зверей зависят от условий, в которых они провели первые годы жизни. Например, если медведица приносит 2—3 детеныша в неурожайный на корма год или если медвежата в первое же лето, потеряв мать, перейдут к самостоятельному образу жизни, они навсегда останутся недомерками.

И, наоборот, если у медведицы родится 1 детеныш и это совпадет с урожайным на корма годом, медвежонок хо­рошо развивается и вырастает крупным и смелым зверем.

Различия в размерах медведей хорошо заметны по отпечаткам их лап. Если промерять ширину отпечатка передней лапы, то по следам можно установить, сколько зверей держится на определенном участке. Так, у медвежат-сеголеток ширина отпечатка передней лапы 5—6,5 сантиметра, у перезимовавших медвежат, полу-торалеток, 8—10, а у половозрелой медведицы 11 —12 сантиметров. У более взрослых матерых зверей ширина отпечатка передней лапы 14—17 сантиметров, причем, как правило, у самцов лапа крупнее, чем у самок. Отдельные крупные самцы оставляют отпечатки еще больших размеров — шириной в 20 сантиметров и более.

Медведя не зря называют косолапым: при ходьбе у него носки смотрят внутрь, а пятки наружу. Если зверь шел медленно, отпечатки его передних и задних лап стоят рядом, если быстро, задние лапы перекрывают отпечатки передних.

Территориальная метка медведя на стволе ели:

/ — затертость коры; 2 — закус; 3 — сле­ды когтей; 4 — голое вытоптанное место с запахом мочи

По следам можно узнать много интересного о скрытной жизни медведя. Однажды в очень засушливое лето удалось проследить путь зверя на значительном расстоянии и узнать некоторые особенности его поведения. Я возвращался через лес после продолжительного дежурства на места, где недавно отполыхал лесной пожар. Хотелось пить, и я надеялся найти хотя бы небольшую лужицу в русле пересохшего ручья, вдоль которого лежал мой путь. Спрыгнув с обрывчика на сухое дно, я заметил кучу песка, а возле нее ямку. Здесь же были отпечатки когтистых лап крупного медведя. Зверя, как и меня, мучила жажда. Он искал воду, но докопаться до нее не смог — в яме был только мокрый песок. Я пошел по следу хищника. Двести—триста шагов медведь шел по руслу ручья не останавливаясь, а затем вырыл еще яму в полметра глубиной, но опять безрезультатно: воды не было. Следуя дальше по ручью, он продолжал рыть песок и выворачивать камни. Так от одной ямы до другой след привел меня к моховому болоту, из которого выте­кал ручей. Здесь зверь вырыл большую яму. Рядом высился вал из мха и земли. Такая работа требовала значительных усилий. На дне ямы набралось с ведро воды. Медведь, видимо, утолил жажду и ушел. Дальше мох скрывал его следы.

В лесах с хорошо развитым травянистым покровом опытный наблюдатель может идти по следу медведя, ориентируясь по примятой растительности. Тяжелый зверь не только приминает траву, но и давит стебли и листья отдельных растений, которые, подсыхая, меняют свой цвет: тогда его путь становится особенно заметным. Если медведь прошел по одному и тому же месту дважды, появляется довольно заметная тропа, которая сохраняется длительное время. По степени подсыхания и распрямления примятых растений можно определить, как давно здесь прошел зверь.

В июне — июле, когда медведи часто посещают луго­вины, поймы рек и другие открытые места с обильной растительностью, их следы легко можно обнаружить ранним утром, пока еще не подсохла роса. О кормовых набродах зверя говорят изумрудные дорожки, особенно заметные на фоне серебряной от росы травы.

В районе своего обитания медведь оставляет на стволах деревьев следы в виде потертостей на коре, царапин, задиров и закусов, сделанных когтями и зубами. Назначение этих меток объясняют по-разному. Одни считают, что медведи трутся о ствол дерева, чтобы избавиться от блох и клещей или чтобы засмолить шерсть для защиты от гнуса; другие думают, что зверь стачи­вает о ствол дерева когти, отросшие во время зимнего сна; третьи связывают покусы и царапины на стволе с добыванием медведем съедобного луба и сока, но наиболее распространено мнение, что такие следы являются метками, которыми медведь метит свой индивидуальный участок.

Метки на деревьях встречаются в угодьях в определенных местах. Они приурочены к просекам, визирам, лесным тропам и дорогам или к естественным границам между разными типами угодий, например вдоль склонов оврагов или коренного берега реки, вдоль края лесосеки и пр., т. е. на путях, обычно используемых зверем для передвижения.

Звери метят в основном хвойные деревья. Например, в вологодских лесах из 75 «маркированных» медведем деревьев я насчитал 66 (88%) елей, 6 сосен, 2 березы и 1 раз медведь оставил метки на квартальном столбе. Чаще метки можно было увидеть на стволах деревьев диаметром от 20 до 30 сантиметров, хотя иногда медведи метили молодые елочки в 2—3 пальца толщиной; предпочитали деревья с гладкой корой, на стволе с грубой, шероховатой корой зверь оставляет потертости, но не закусы.

Возле комля свежепомеченного дерева растительность примята или совсем вытоптана, почва обнажена и пропитана мочой зверя; кора на стволе обтерта, иногда даже заглажена до блеска, заметны следы от когтей и зубов; на потеках смолы, если дерево хвойное, прилипшие клочки или отдельные волоски шерсти. При мече- нии дерева медведь мочится возле комля, затем начинает кататься по влажной земле, потом, поднявшись на задние лапы, трется о ствол сначала грудью, затем спиной, холкой, затылком и даже лбом. Последнее он совершает, стоя спиной к дереву и запрокинув голову, причем одной из передних лап в этот момент он охватывает ствол выше головы, и здесь на коре остаются хорошо заметные следы когтей. На стволе дерева особенно хорошо заметны 3 зоны потертости: нижняя — от крупа зверя, средняя — от холки и верхняя, обычно на высоте 180—200 санти­метров, — от головы. Чаще всего резко выделяются 1 или 2 зоны. Кроме того, на маркируемых деревьях животное делает закусы, отрывая от ствола клыками щепу и большие лоскуты коры. При этом зверь стоит на задних лапах, а потому закусы располагаются в среднем на высоте 190 сантиметров (наиболее высокий закус, отмеченный мною, был на высоте 225 сантиметров). При закусе медведь поворачивает голову немного набок и вонзает в Дерево нижний и верхний клыки одной стороны головы. Закусы в нижней части ствола он делает редко. На некоторых деревьях закусы бывают очень глубоки, многократно повторяются из года в год, и деревья усыхают или переламываются на месте закусов. В лесах Вологодской области, по моим подсчетам, таким образом погибает около 14% меченных медведем деревьев.

Известный знаток медведей В. С. Пажетнов подметил, что при подходе к меченому дереву хищник оставляет на земле еще и «следовые метки». В 10—20 метрах от дерева он меняет свою походку, выгибает спину горбом, широко расставляет прямые ноги и вращательным движением ступней оставляет на почве 2 ряда круглых углублений. Впоследствии, подходя к дереву, зверь ставит ноги след в след, в свои прежние метки.

Периодические проверки меченых деревьев в вологодских лесах и наблюдения по следам за размещением отдельных особей позволили сделать вывод, что не все медведи оставляют указанные выше метки и не во все сезоны года. Свежие метки с закусами появляются перед гоном и в период гона, т. е. с апреля по июль включительно. В это время медведи наиболее активно посещают меченые деревья, наносят новые метки и подновляют старые. По-видимому, маркируют территорию только медведи-самцы, участвующие в размножении. Именно они придерживаются во время гона определенных участков и охраняют их от вторжения других самцов. Взрослый самец после зимнего сна метит деревья по всей своей территории, но с приближением срока гона участок обитания постепенно сужает. В период гона самец держится на ограниченной территории, где прокладывает торные тропы и метит деревья особенно интенсивно. На такой маленький участок самец может возвращаться во время гона и в последующие годы.

Новые предметы и внезапно изменившаяся обстановка на индивидуальном участке возбуждают зверя и вызывают усиление его территориально-маркировочной деятельности. В пример приведу два случая. В течение трех лет медведь метил толстую ель на заброшенной лесной дороге. Зимой вдоль нее была вырублена небольшая делянка, а дорога превратилась в широкую пропа­ханную тракторами полосу. У вышедшего после зимнего сна медведя эти изменения вызвали потребность возобновить метку, и он буквально изгрыз дерево, покрыл ствол свежими, источающими смолу ранами, продрал его ког­тями и вымазал грязью до высоты двух метров. В другой раз я ночевал на коренном берегу ручья, вдоль которого пролегала мало заметная тропа медведя. Через несколь ко дней, обнаружив следы моей стоянки, зверь обошел ее стороной, проложив по дуге длинную следовую метку. Следующей весной он выправил свою тропу, но кострище, таган, лапник пометил закусами на двух деревьях.

После окончания гона, во второй половине лета и осенью, свежие метки в местах обитания медведей не появляются, а подходы к маркированным деревьям в большинстве случаев зарастают травой. В это время в поисках нажировочных кормов медведи концентрируются в местах, изобилующих кормами, где вполне терпимо относятся друг к другу.

Несколько слов о так называемых чесальных деревь­ях. Как было сказано выше, на стволах некоторых деревьев, посещаемых медведями, заметны только следы почесов. На них потертая, заглаженная кора и налипшая на стволе или застрявшая в трещинках шерсть. К таким деревьям с целью освобождения от старого зимнего волоса подходят медведи обоего пола. Смена волосяного покрова у этих животных происходит один раз в году. Старый волос выпадает весной и в начале лета, и в этот период звери и подходят к чесальным деревьям. Естественно, что отдельные деревья с территориальной маркировкой одновременно являются и чесальными.

Количество маркированных деревьев в угодьях прямо пропорционально численности и плотности медведей в данном районе. В угодьях, где плотность животных не­велика, звери, ведущие одиночный образ жизни, легко избегают встреч, и участки отдельных особей почти не имеют заметных для человека территориальных меток. Так, в 1971 —1975 годах в Верховажском районе Вологодской области меченных медведем деревьев было исключительно мало. В последующие годы численность медведей увеличилась, и, кроме того, в связи с интенсивными рубками леса резко возросла плотность вида. Это вызвало появление маркированных медведем деревьев на всей площади сохранившихся лесов.

Медведи разных популяций несколько отличаются по характеру маркировки индивидуальных участков. Для зверей европейской части ареала более характерны метки, оставленные зубами, — закусы, в то время как для медведей азиатской части страны характернее метки, оставленные когтями, — задиры .

Медведь оставляет особенно много следов своей кормовой деятельности. В наших северных лесах после выхо да из берлоги основной пищей этому хищнику служат муравьи. Ранней весной, несмотря на ночные заморозки и снежный покров, вершинки крупных муравейников освобождаются от снега, и насекомые начинают вести активную жизнь. Судя по следам, медведь улавливает запах пробудившихся муравьев на расстоянии свыше 100 метров. В это время его следы ведут от одного муравейника к другому. В лесах Онежского полуострова в урочище, где жил лишь один медведь, недавно вышедший из берлоги, я насчитал 33 разрытых муравейника, что составляло 55% всех учтенных на этом участке.

Медведь довольно грубо расправляется с муравейником, широко разбрасывая материал, из которого он построен. Однако после такого разрушения муравьи сравнительно быстро восстанавливают свое жилище, правда, если этот разгром был учинен не поздней осенью. Лишь в отдельных случаях, когда муравейник находится на постоянном кормовом маршруте медведя и нарушается им систематически, он прекращает свое существование и превращается в огромную кочку, по­росшую травой и брусничником.

Замечено, что в те годы, когда в лесу мало ягод, мед­ведь раскапывает муравейники до глубокой осени, а не только весной и в первой половине лета, как в благо­приятные в кормовом отношении годы.

Все сказанное относится к крупным лесным муравьям. Но кроме них, медведи поедают и мелких рыжих луговых, которые живут в моховых кочках на открытых, хорошо прогреваемых солнцем местах: опушках леса, полянах, лесных луговинах: Этих муравьев хищник поедает обычно в первой половине лета. Кочки, разрытые им в поисках лакомого корма, легко заметить, так как они резко выделяются на фоне зелени. В поисках муравьев- древоточцев и личинок некоторых жуков, главным образом мясистых личинок жука-усача, медведи разбивают и переворачивают гниющие колодины, обдирают кору с лежащих на земле стволов и старых пней.

Нередко на лесных полянах встречаются покопки, возле которых разбросаны обрывки сотов земляных ос и шмелей. Это тоже работа медведя. Гнезда ос и шмелей выкапывают также барсуки и лисицы, но покопки этих зверей невелики и этим отличаются от медвежьих.

На опушках леса иногда встречаются раскопанные медведем норы полевок, а у лесных водоемов — жилища ондатры. В Сибири хищники раскапывают норы бурунду­ка, причем не только с целью добычи этого грызуна, но и для того, чтобы воспользоваться его кормовыми запасами, состоящими нередко из четырех-пяти килограм­мов отборных кедровых орехов. Раскапывая нору ради такого лакомства, медведь раскидывает огромные валежины и выворачивает из земли крупные камни.

Такие же следы оставляют косолапые хищники в Восточной Сибири, добывая длиннохвостого суслика- евражку, поэтому местные охотники называют медведя евражкоедом.

Медведь относится к отряду хищных млекопитающих, однако основной его пищей все же являются растительные корма. Поедая различные растения, зверь оставляет множество самых разнообразных следов. Особенно заметны они на лесных луговинах, в долинах рек и ручьев, где в начале лета хищник питается крупнотравьем, в основном зонтичными растениями: борщевником, дяги­лем, дудником. Крупные полые внутри стебли этих растений сразу привлекают внимание. Здесь же бывают хорошо заметны тропы и следы разовых набродов зверя.

В июне—июле важным кормом для медведя служат листья осины. Чтобы добраться до нежной верхушки молодой осинки, хищник поднимается на задние лапы, передними обхватывает ствол деревца, тянет его на себя и нередко ломает. Излом обычно бывает низко, в полуметре или метре от земли. На коре такой осины остаются следы от крупных когтей. Если дерево оказывается крепким, медведь, сгибая его, упирается в ствол одной из задних лап. Таким образом, медведю удается заламывать довольно крупные осинки, иногда у излома диаметр ствола достигал 8—10 сантиметров, а длина сва­ленного дерева 12—14 метров. Однако чаще медведь заламывает более молодые деревья. Объедая листья, зверь скусывает лишь листовую пластинку, оставляя черешок на ветке. (Листья молодых осин поедает и лось. Он также нагибает деревца, пропуская ствол между но­гами, и объедает листья. В отличие от медведя лось не только объедает листья вместе с черешками, но обкусывает и концы нежных молодых веток осины.)

В течение лета медведь питается различными ягода­ми. Особенно заметны следы пребывания этого хищника в малиннике, где он мнет и ломает кусты. Следы его кормежки на других ягодниках — чернике, бруснике, голубике, клюкве — менее заметны и доступны лишь глазу опытного наблюдателя.

В конце лета и осенью зверь охотно поедает ягоды черемухи и рябины. Молодые деревца заламывает прямо у корня, и они, конечно же, погибают. У более крупных деревьев он ломает лишь те ветки, до которых может дотянуться, поднявшись на задние лапы. По-иному поступает черный гималайский медведь, обитающий у нас на Дальнем Востоке. В этом благодатном крае, кроме обыкновенной черемухи, широко распространена так называемая черемуха Маака — крупное дерево, ствол ко­торого в состоянии выдержать пяти-шестипудового зверя. Когда поспевают ягоды, на этих деревьях появляются нагромождения ветвей наподобие огромных гнезд. Местные охотники называют эти образования «беседками» и считают, что гималайские медведи устраивают их для отдыха. В действительности же «гнезда» медведи делают непреднамеренно. Забравшись на вершину дерева и усевшись на тех ветках, которые выдерживают его массу, зверь начинает подтягивать к себе более тонкие ветки с ягодами. Обработав ветку, медведь подминает ее под себя и принимается за следующую. Когда таким образом медведь оберет все ближайшие ветки, под ним и образуется «гнездо». Эти гнезда и указывают на кормовые участки гималайских медведей. Детеныши бурых медведей отлично лазают по деревьям, спасаясь на них от опасности, однако с возрастом постепенно теряют эту способность. Взрослые звери, которые не имеют врагов и сами могут постоять за себя, перестают взбираться на деревья и еДят только то, что могут достать с земли.

Гималайский медведь в отличие от бурого прекрасно лазает по деревьям и сохраняет эту способность в течение всей жизни.

В тех местах, где посевы овса расположены вблизи опушек лесного массива, медведь не преминет посетить поле. В таких местах овес для него важный нажиро- вочный корм. Звери начинают посещать овсы во второй половине августа, когда зерно находится в стадии мо лочно-восковой спелости. В годы, ягодами урожайные, медведи перестают ходить на овес, когда зерно станет грубым. Но если естественных кормов не хватает, посещают овсы до уборки урожая.

На овес хищник выходит обычно в сумерки, но в глухих местах, где их не пугают, появляется на поле еще до заката солнца. Следы медведя на овсяном поле замет­ны очень хорошо. Это целые дорожки, а иногда и площадки, на которых все растения притоптаны. Обычно говорят, что медведь не столько съедает овса, сколько вытаптывает, но мне пришлось убедиться, что это не так. Подсчеты показали, что зверь поедает примерно 65— 85% зерна с тех растений, которые притаптывает, а 15—35% зерен остается на замятых метелках.

Обычно медведь начинает поедать овес с края поля и передвигается очень медленно. За одним медведем я наблюдал 40 минут, и за это время он прошел не более 60 метров. Ел он беспрерывно, замирая и прислушиваясь в течение нескольких секунд лишь тогда, когда из ближайшей деревни доносились лай собак, стук ведра и голоса людей. Когда стемнело, было слышно, как зверь сдергивает захваченные метелки овса. Вслед за этим раздавались 2—3 чавкающих звука, и все повторялось с начала. На европейском Севере есть меткое выражение: говорят, что медведь бруснит овес, то есть сдергивает зерно с метелки, подобно тому, как человек сдергивает ягоды брусники с кисточки.

Овес, потравленный медведем, нельзя спутать с овсом, потравленным скотом. Домашние животные, если проникнут на поле, поедают зерно вместе с метелкой, а мед­ведь оставляет ее на стебле, лишь сдергивая зерно.

Одним из самых явных признаков пребывания медведя в тех или иных угодьях являются характерные кучки помета. По форме, цвету и консистенции медвежьи фекалии исключительно разнообразны, что зависит от состава его кормов в данный период. По размерам их можно сравнить с пометом крупного скота. Однако у домашних растительноядных животных (коров, лошадей, свиней) переваривание пищи происходит значительно полнее, чем у хищного зверя. В помете медведя всегда заметны частички непереваренных растений. Это шелуха кедровых или лесных орехов, кожура желудей или каштанов, семена диких фруктов или ягод, оболочки зерен кукурузы или овса, зеленые части листьев древесной растительности, листьев и стеблей трав и т. д. Среди остатков растительного происхождения встречаются непереваренные частички и животных кормов: хитин, чешуя, перья, скорлупа яиц, кости, шерсть и пр. Если медведь найдет падаль или добудет крупное животное, он временно переходит на мясную пищу. В этом случае фекальные массы приобретают черный цвет и изобилуют осколками крупных костей, шерстью, поэтому помет не— крупного медведя в таком случае можно принять за помет волка.

В первой половине лета, когда медведь питается в основном травами и листьями, его экскременты представ­ляют собой слабо спрессованную колбасовидную массу диаметром 5—6 сантиметров и по окраске напоминают помет коровы. Такую же форму, только черного цвета имеют фекалии медведя при поедании черники. При переходе на бруснику фекалии медведя нередко бывают жидкой консистенции, и в расплывающейся куче видно много непереваренных ягод. Первые фекалии медведя на потравах овса содержат ягоды: бруснику, черемуху, реже чернику и малину, недозрелую рябину, а в безъягодные годы — травянистую растительность. По мере перехода на кормежку овсом фекалии хищника приобретают светло-желтый цвет, состоят целиком из полуперева­ренного овса и иногда напоминают конский помет, хотя бывают значительно крупнее. На луговой пойме или овсяном поле, если медведица кормилась вместе с медвежатами, на одном участке можно встретить кучки помета всего выводка.

Зимой в прямой кишке медведя образуется плотная пробка, которую некоторые охотники называют «втулок». Хищник теряет ее сразу же, как покинет берлогу. Состоит пробка из крепко спрессованной сухой травы, шерсти самого медведя, муравьев, кусочков смолы и хвои из муравейника и имеет довольно ароматный запах. По непереваренным остаткам можно определить, что медведь ел, а также где, в каких угодьях он находился в последние сутки.

Зимой следы медведя встречаются редко, так как в берлогу хищник залегает обычно еще до выпадения снега. В отдельные неурожайные на корма годы, когда зверь не успевает с осени накопить достаточное количество жира или если случается ранний снегопад, можно; увидеть отпечатки медвежьих лап и по белой тропе; на снегу особенно заметна его косолапость. Следы медведя на снегу чаще видны весной, после выхода его из берлоги. В это время он старается избегать глубокоснежных мест и придерживается проталин на южных склонах, берегах речек, вырубках, гарях, болотах и других открытых местах.

Во время зимнего сна, когда хищник лежит в берлоге без движения, его сердечно-легочная деятельность сни­жается: температура тела колеблется между 29 и 34°С, после пяти—десяти вздохов наступает пауза, иногда длящаяся до четырех минут. В таком состоянии организм медведя весьма экономно расходует запас жира, накопленного на обильных осенних кормах, и его хватает до весны. Но если зверь вышел из берлоги, все его органы начинают активно работать. Медведь быстро худеет, ему необходим корм. В этом случае он превращается в бродягу или, как говорят в народе, в шатуна. Шатун — зверь опасный. Он голоден и раздражен; в поисках корма, привлеченный запахом пищи, выходит к стану лесорубов или делает попытки добыть лося. Однажды по следам мне удалось восстановить картину охоты шатуна.

На лесной делянке при рубке леса громкие голоса людей, жужжание механических пил и падение великанов-елей разбудили медведя и заставили его покинуть берлогу. В пылу работы лесорубы даже не заметили, когда ушел зверь; лишь потом они обнаружили покинутый «медвежий дом» и след хозяина, ведущий в чащу. Так появился в округе шатун.

Несколько дней бродил медведь по заснеженной тайге, не находя корма. Наконец, на старой вырубке он набрел на стадо лосей. Осторожные животные заметили хищника и разбежались. Медведь погнался было за ними, но в первой же низине провалился по уши в снег и пока выбирался из сугроба, быстроногие лоси успели скрыться в зарослях. Однако хищник не прекратил охоту, решив, видимо, взять жертву на измор. Он обнюхал след старого лося-быка, но не пошел за ним: бык силен и может нанести страшные раны и даже убить. Хищник выбрал след лосихи с теленком и двинулся вслед за ними.

Пробежав примерно полкилометра, лоси пошли шагом, а потом остановились на кормежку. В это время их и настиг медведь, заставив бежать дальше. Погоня продолжалась целый день. Звери не могли кормиться и к вечеру совсем обессилели. По следам было видно, что молодой лось с трудом передвигает ноги. Трагическая Развязка была уже близка, но неожиданно преследуемые хищником животные вышли на делянку, где стоял теп^ лый, пахнущий маслом и горючим трелевочный трактор. Они остановились у трактора, а медведь, опасаясь непривычного запаха, покрутился по вырубке и ушел. На следующее утро у этого трактора я и обнаружил лежки лосей и прочел по следам всю эту историю, правда, не так, как описал здесь, а с конца.

Медведи хорошо знают, что оставленные ими следы . выдают их местонахождение, а потому стараются как-нибудь замести их, прибегая к разным уловкам. Например, когда зверь идет по лесу и встречает на пути упавшее дерево, он не преминет взобраться на ствол, пройти по нему до конца, а затем спрыгнуть на землю. Интересный способ запутывания следов медведем описывает известный русский исследователь А. А. Ширинский- Шахматов. По его наблюдениям, медведь перед залегани­ем в берлогу выходит на проезжую дорогу, долго идет по ней, а затем, чтобы сбить с толку возможных преследо­вателей, сходит с нее, пятясь задом. Такой прием зверь повторяет несколько раз.

Однажды на Онежском полуострове мы с приятелем шли по следу медведя, только что покинувшего берлогу. Был конец апреля, однако здесь еще лежал глубокий снег. Медведь вышел из берлоги ранним утром, по морозцу, когда наст еще мог выдержать его. Однако скоро под лучами яркого солнца снег стал мягче, и наст под зверем стал проваливаться. По следам было видно, что идти медведю тяжело, и он подыскивает место для дневки. Чтобы обезопасить себя, хищник сделал большой круг, затем приблизился к своему следу и залег на куче разрытого, еще не проснувшегося в эту пору муравейника. С лежки ему прекрасно было видно, как мы проходили в 40—45 метрах по его следу. Выждав, когда мы миновали его, медведь покинул лежку и удалился. Он был уже далеко, когда мы с большой осторожностью подошли к его уже остывшей лежке. Такой способ скрыть свое логово или, вернее, оградить себя от внезапного прибли­жения врага используют не только медведи, но и многие другие звери.

Еще 20—25 лет назад во многих областях охота на бурого медведя, несправедливо причисленного к животным, приносящим только вред, разрешалась круглый год. В некоторых местах за его истребление выплачивались премии. Бесконтрольная охота и сокращение площади лесных угодий отрицательно сказались на численности медведя. Резко сократилась территория его обитания. Последнее обстоятельство способствовало принятию мер к сохранению этого зверя и восстановлению его численности. В настоящее время почти повсеместно отстреливать медведя разрешается только по специальным лицензиям, выдаваемым охотничьими инспекциями. В областях же, где численность зверя низка, охота на него запрещена.

 

 

 

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru