Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Производственная компания Сонар

Библиотека

 

 

Следы основных видов охотничье- промысловых зверей наших лесов

Волк

Нет необходимости описывать внешний облик волка — всем хорошо известного и широко распространенного хищника. Следует только напомнить, что от крупной собаки он отличается более выпуклым лбом, более узкой передней частью морды и отсутствием «штанов» — удлиненного волоса на задней стороне бедер.

Размеры и окрас волков, обитающих в разных районах страны, различны: наиболее крупные, лесные, дости­гают 70—80 килограммов, наиболее мелкие, степные, весят всего 30—40 килограммов.

В нашей стране волки встречаются повсеместно, но распространены они неравномерно. Вопреки пословице «Как волка ни корми, он все в лес смотрит», волк — зверь не лесной. Он житель открытых пространств. Наибольшей численности эти хищники достигают в тундре, степи, лесостепи и в горных лесах. В лесной зоне они встречаются реже, а в отдельных районах сибирской тайги и вовсе не обитают. Это объясняется тем, что волк не приспособлен к передвижению по глубокому и рыхлому снегу. В глухие лесные области он стал проникать лишь в последние десятилетия, по мере расширения лесозаготовок, развития сельскохозяйственных районов и появления густой сети транспортных путей.

Для волка характерна моногамия: самец и самка составляют пару на несколько лет или на всю жизнь и совместно воспитывают молодняк. Гон у волков протекает в конце зимы. Беременность 62—65 дней. В выводке бывает пять — семь волчат. Для щенят волчица нередко находит убежище в старой норе барсука, которую пред­почитает несколько расширить, чем рыть для себя новую. Если не найдется подходящей норы, волчица приносит потомство в каком-нибудь естественном укрытии: под комлем упавшего дерева, в пещерке под нависшим берегом, иногда даже в брошенных землянках и блиндажах. Чаще всего логово волки устраивают прямо на земле в зарослях кустарника или в мелколесье, на гриве среди болот, в заросших бурьяном оврагах или в других местах с густой растительностью. Логово всегда бывает не далее полукилометра от водоема или источника, где можно утолить жажду. Волки часто пьют, а потому от логова тянется натоптанная тропа к ближайшему водопою. Вокруг логова многочисленные лежки зверей, вытоптанная площадка, на которой играют волчата; стоит сильный запах мочи и разлагающейся пищи. Волчья семья держится вместе до следующей весны. Осенью или в на­чале зимы к матерым волкам примыкают дети прошлогоднего помета (переярки), и таким образом формируется зимняя стая.

Отпечаток передней (вверху) и задней

лап волка

Чаще всего в стае насчитывается от пяти до семи— восьми зверей. В конце зимы, с наступлением следующего гона, стая распадается. Самки достигают половозре- лости в два года, самцы — в два—три.

Набор естественных кормов волка обширен. Зверь добывает как мелких животных — мышевидных грызу­нов, так и крупных — лосей и оленей. Однако главным объектом его питания повсеместно являются различные виды диких копытных. В тундре, например, наиболее часто жертвой волков становятся северные олени; в лес­ной зоне — лоси, изюбры; в Прибалтике, Белоруссии, на Украине и в дельтах южных рек — косули и кабаны, в степях — сайгаки; в горах Кавказа и Средней Азии — дикие козлы и бараны. В отдельных областях страны кормом волку служат домашние животные. Особенно сильный ущерб животноводству хищник приносит в районах овцеводства и оленеводства.

В весенне-летнее время, в период размножения и выкармливания молодняка, хищник переходит в основном на питание мелкими позвоночными, несмотря на наличие и доступность в угодьях более крупной добычи. Так, в тундре весной волки питаются леммингами, полевками, гнездящимися на земле птицами и линными водопла- .Бающими; в лесной зоне поедают зайчат, ондатру, боровую птицу, рыбу, а в более южных районах — сурков, сусликов, тушканчиков, пищух, рептилий, лягушек, насекомых и других мелких животных. Замена в рационе волка крупных объектов мелкими в период выкармливания молодняка объясняется, во-первых, тем, что семья волков в этот период привязана к логову, ведет оседлый образ жизни и район их деятельности весьма сужен, и, во-вторых, при выкармливании молодняка хищник испытывает потребность в разнообразных и более полноценных кормах, богатых различными микроэлементами, минеральными веществами и витаминами.

Одним из важных объектов зимнего питания волка является падаль: трупы диких животных, погибших естественной смертью, подранки лосей, кабанов и других копытных. Если при гибели домашнего скота труп животного по какой-либо причине не закопали, а вывезли в лес за пределы населенного пункта, то он тоже становится пищей для хищников. Такое «подкармливание» волков имеет вредные последствия, так как звери, привыкшие к нему, нападают на домашних животных чаще, чем те, что живут за счет естественных кормов.

В небольшом количестве в пищевой рацион волка входят и растительные корма. В северной части ареала хищники поедают ягоды черники, брусники, голубики, рябины, на юге — плоды диких фруктовых деревьев, а также бахчевые: арбузы и дыни. В экскрементах волков постоянно присутствуют зеленые части растений — листья злаков и осок. Возможно, волки поедают их лишь с целью очистки желудочно-кишечного тракта от гельминтов.

О прожорливости волка, т. е. о количестве пищи, которое он способен поглотить в один прием, сведения в охотничьей литературе разноречивы. Нередко можно прочесть, что голодный волк съедает до полутора пудов (24 килограмма) мяса и наедается как бы про запас. Такие сообщения не соответствуют действительности. Взвешивание нескольких сотен желудков волков показало, что масса их содержимого чаще всего колеблется от двух до четырех с половиной килограммов. Лишь в одном случае во Владимирской области был добыт крупный зверь, в желудке которого обнаружили 9,176 килограмма пищи. Волки, содержащиеся в неволе в зоопарках и различных питомниках, где их подвижность ограничена, а кормление регулярно, съедают в сутки около двух килограммов мяса.

Обсуждая вопрос о количестве пищи, поедаемой волком за один прием, необходимо учитывать и такую биологическую особенность этого зверя, как способность глотать мясо кусками, переносить его на значительное расстояние в своем желудке и затем отрыгивать и кормить им детенышей. Однако и здесь масса ограничивается двумя—тремя, а не десятками килограммов пищи.

Там, где волки существуют главным образом за счет естественных кормов, они ведут очень скрытную жизнь и редко попадаются на глаза человеку. В таких местах можно узнать о присутствии зверей, определить численность и изучить поведение, только наблюдая следы их жизнедеятельности.

Волк — пальцеходящее животное. На передних ногах у него по пять, на задних — по четыре пальца. Большие пальцы передних лап короче остальных, расположены высоко, при ходьбе не достигают земли и не оставляют отпечатков. След волка имеет некоторое сходство со следом крупной собаки. Различить отпечатки лап этих двух животных можно по следующим признакам. У волка след стройнее, более вытянут, когти и подушечки пальцев на следу выражены резче. Отпечатки двух средних пальцев волчьей лапы как бы выдвинуты вперед, между ними и крайними пальцами поперек следа можно положить соломинку, в то время как отпечатки подушечек собачьей лапы как бы собраны в комок, и соломинка, положенная на след, будет одновременно касаться или пересекать отпечатки всех четырех пальцев. Следы передних лап волка крупнее и четче, чем задних. Кроме того, задние части подушечек передних лап заканчиваются закруглением внутрь отпечатка, а подушечки задних лап — закруглением наружу. Это бывает хорошо заметно на илистой почве и мокром снегу.

Отпечатки передней лапы волка достигают 12— 13 сантиметров в длину и 9—10 сантиметров в ширину. Передняя лапа у взрослого волка-самца заметно шире, чем у самки, и с помощью этого признака можно определить пол зверя. У волка-самца ширина следа передней лапы относится к длине, как 1:1,3, а у самки это соотношение равно 1:1,5. Длина следа передней лапы взрослой самки равна длине следа самца-переярка.

При передвижении волка шагом и особенно рысью отпечатки его лап располагаются почти по одной прямой линии, и чем быстрее ход зверя, тем прямее линия его следов. Задние конечности зверь ставит в отпечатки передних, так что практически мы видим следы только задних лап. При движении галопом или карьером на следах остаются отпечатки всех четырех лап, причем задние конечности при каждом прыжке оставляют следы впереди передних.

В поисках добычи волки проходят большие расстояния, а потому редко передвигаются шагом; обычный их аллюр — рысь. При движении группой звери идут гуськом, след в след, и определить, сколько их прошло одной тропой, бывает трудно. Лишь на крутых поворотах, при обходе какого-нибудь препятствия, на отдыхе или при окружении добычи волки расходятся и тогда по следам можно подсчитать, сколько хищников в стае.

Сильно затрудняет передвижение волков глубокоснежье: в рыхлом снегу они тонут. Профессор А. Н. Формозов считал, что весовая нагрузка среднего волка мас­сой около 45 килограммов равна 103 граммам на 1 квадратный сантиметр, т. е. приблизительно в четыре раза больше, чем человека, идущего на широких охотничьих лыжах. При погружении в снег больше чем на 25 сантиметров волки бороздят его поверхность: вытаскивая лапу из снега, оставляют короткую борозду, выволоку, а при опускании лапы в снег — более длинную, поволоку. Когда снег глубок, выволока и поволока сливаются, соединяя ямки следов в одну борозду. При переходах стаи по глубокому снегу уставший передний зверь сменяется, так что впереди не всегда идет старый волк или волчица, как обычно пишут в книгах.

Величина шага волка, как и любого другого животного, зависит от скорости его движения и от состояния снега. У крупного волка шаг по неглубокому снегу достигает 90 сантиметров. Когда звери идут группой, след в след, длина шага на тропе в среднем 65—75 сантимет­ров. Характерно, что при переходе через ельник, где глубина снега меньше, чем в других угодьях, волки, как бы отдыхая, замедляют ход, идут мелкими шажками, ступают вразнобой, оставляя после себя натоптанную дорож­ку. На небольших вырубках и лесных полянах, где нет ветра и снег бывает особенно рыхлым, хищники проваливаются почти до земли. В снежные годы, если в течение зимы не было оттепели и снег не давал осадки, волки покидают лесные угодья, переходят в более открытые места: на поля, в широкие долины рек, где снег уплотняется ветрами и где, как правило, больше наезженных дорог.

Зимнее тропление волков, т. е. выслеживание прой­денного ими пути, позволяет досконально изучить поведение, приемы охоты и некоторые другие особенности их скрытной жизни.

Во время своих охотничьих походов хищники останавливаются отдыхать в самых разнообразных местах. Часто они устраивают лежки на возвышениях с хорошим обзором. Одна группа волков, за которой я вел наблюдения, выбрала для дневного отдыха заснеженный штабель бревен, оставленный на краю вырубки. Встречаются лежки и на краю поля или болота, в лиственном мелколесье, в густом ельнике. Как правило, в холодную погоду волки выбирают для дневки защищенные места, а в тихую и безветренную более открытые. Летом, спасаясь от гнуса, они ложатся в густых зарослях, часто укрываются под низко стелющимися по земле нижними ветвями елей, разгребают лесную подстилку, пряча в нее наиболее чувствительные части тела — носы и губы. Зимой на лежке они не раскапывают снег, а спят, свернув­шись кольцом, и под ними образуется круглая проталинка _ лунка в 60—85 сантиметров в диаметре с оледеневшими дном и бортами. Иногда звери располагаются рядом, а иногда в трех-пяти метрах друг от друга. Во время отдыха они обычно переходят с одного места на другое, поэтому число их лежек всегда превышает число особей в стае. Часто звери валяются по снегу, перекатываясь с боку на бок, и оставляют характерные следы. Нередко долго отдыхают сидя, и под ними остаются небольшие круглые проталинки с хорошо заметными отпечатками передних лап хищника.

Чаще всего по следам можно наблюдать охоту волков на зайцев. Обычно в тех местах, где бывают заячьи лежки, — в мелколесье с густым еловым подростом, — волки, если их несколько, расходятся широким фронтом и прочесывают угодья, чтобы поднять зайца с лежки и перехватить его накоротке. Длительную погоню хищники не ведут и зайца, которого не успели поймать в первый момент, не преследуют. Если волков двое, то один из них чаще всего двигается по лесной тропе или по просеке, а второй идет стороной, чтобы поднять с лежки или спугнуть кормящегося зайца и выгнать его на партнера. Видимо, волки учитывают, что заяц, которого спугнули, сразу, как правило, выбегает на дорогу или про­секу. Так же, развернувшись широким фронтом, двигаются волки в тех угодьях, где на лежке или кормежке можно встретить лося.

Нередко по следам можно наблюдать, как волки сгоняют с лежек одновременно несколько лосей. По каким- то только им понятным признакам хищники выбирают одну жертву и, не обращая внимания на других животных, дружно устремляются за ней. Остальные напуганные лоси некоторое время бегут в том же направлении, иногда даже позади волков, но в конце концов, заметив, что их никто не преследует, останавливаются.

Преследуя жертву, хищники бегут карьером; прыжки их достигают двух метров в длину.

Обычно по следу лося бежит один волк, остальные сле­дуют стороной и при малейших поворотах жертвы стараются сократить расстояние между ней и собою, срезая углы. Тогда многое зависит от глубины снега. Если хищники гонят лося по вырубке, возобновляющейся осинником и березняком, где на открытом месте снег более рыхлый, и бежать им трудно, они придерживаются следа лося, вытягиваясь в цепочку и используя те глубокие вмятины на снегу, которые оставляет их жертва. Но как только начинается высокоствольный лес, где более плотный снег и бежать волкам легче, они разворачиваются широким фронтом, и крайнефланговые стараются бежать наперерез жертве.

Через заросли кустарников или через бурьян волки, как и лоси, бегут напролом, перескакивая через круп­ные валежины, на которых оставляют следы, и проскаль­зывая под упавшими деревьями, если промежуток между стволом и поверхностью снега превышает 50—60 сантиметров. При такой погоне хищники, видимо, очень устают. Это можно заключить по тому, что один или два волка 'из группы обычно отстают, переходят на шаг, а иногда после пробежки в два-три километра даже отдыхают.

Мне удалось наблюдать две охоты волков на лосей, закончившиеся неудачей. Хищники преследовали жертву почти четыре километра. В первом случае после преследования лося по вырубкам с густым подлеском волки поняли бесполезность погони и дружно ее прекратили. Они собрались у квартального столба, обильно пометили его и двинулись в сторону от лосиного следа. Во втором случае следы показали, что волки, измученные погоней по глубокому и рыхлому снегу, прекратили преследование после того, как лось из поймы реки поднялся по длинному и довольно крутому склону первой речной тер­расы.

Таким образом, волкам удается добыть далеко не каждого лося, которого они преследуют. По следам бывает видно, как хищники пытаются остановить свою жертву, забегая спереди, окружают и пробуют атаковать лося, но результата не достигают.

Иногда при нападении волков лоси не убегают, а начинают обороняться. Их длинные и сильные передние конечности с крепкими копытами — грозное оружие, и волки это знают. Однажды при троплении волков я про­следил, как четыре хищника напали на нескольких лосей, кормившихся на небольшой полянке. Судя по следам, среди лосей были два крупных быка. Снег на полянке был сильно истоптан копытами, многие кусты помяты и сломаны, но нигде не было заметно ни клочка лосиной шерсти. Следы рассказали, что и волки и лоси покинули полянку, удалившись в разных направлениях.

Как-то по первозимью волкам удалось загнать моло­дого лося примерно в возрасте полутора лет. Изранен ный, слабеющий, он остановился посреди небольшой, еще не замерзшей речки и, истекая кровью, упал в воду. И хотя глубина в этом месте не превышала полуметра, хищникам трудно было взять свою добычу. Разорвав животному бок, они вытащили внутренности, но всю тушу съесть не смогли. Через несколько дней лосятину обнаружил медведь, вытащил ее из реки и ел, пока не был напуган местным охотником. Впоследствии группа волков неоднократно наведывалась сюда. Доев мясо, зве­ри еще долго растаскивали и грызли кости, а в середине зимы съели и лосиную шкуру.

Взрослый лось для волка — нелегкая добыча. Чаще всего жертвой становятся молодые животные в возрасте до полутора лет. Среди взрослых зверей от хищников в первую очередь гибнут самки, а также больные, ослабевшие от ран животные.

Нападение волков на крупных лосей-быков, особенно в глубокоснежные зимы, нередко кончается увечьем или даже гибелью хищника. Штатный охотник Онежского охотпромхоза Л. М. Шестаков сообщил мне, что зимой 1960/61 года в Онежском районе Архангельской области в окрестностях Хайн-озера лосем был убит волк-переярок. Зоолог Б. Т. Семенов в книге о волках («Волки Архангельской области и их истребление», Архангельск, 1954) упоминает о двух случаях гибели хищников от лосей в Верхнетоемском районе той же области.

Мне известен случай, когда лось нанес волку увечье в летнее время. Это было в северной части Вологодской области в августе 1974 года. Ранним утром три хищника напали на двух взрослых лосей, но услышавшие шум грибники разогнали зверей. На месте боя осталась волчица, раненная лосем. У нее отнялась левая передняя нога и плохо действовала правая. Зверь не мог подняться, его пришлось добить. При осмотре оказалось, что в области лопатки у него были следы сильного удара и на месте удара не было шерсти. После снятия шкуры здесь был обнаружен сильный кровоподтек. По черепу я определил, что волчица была переярком.

Отдельные черты поведения, разнообразие приемов охоты, способность быстро ориентироваться в любой ситуации, хорошая память свидетельствуют о высокой степени развития рассудочной деятельности волка. Члены волчьей семьи, занимающие из года в год примерно один и тот же участок обитания, хорошо помнят размещение троп, дорог, наиболее удобных путей переходов, мостов, бродов через речки, барсучьих и лисьих «городков» и многое другое. Я неоднократно замечал, как, двигаясь по долине лесной речки, волки часто пересекают ее излучины в таких местах, где определить изгиб реки визуально невозможно.

Однажды я тропил волков, преследовавших лося. Снег был рыхлый, и бежать хищникам было тяжело. Внезапно один из хищников отделился от стаи и свернул в сторону почти под прямым углом. Оказалось, что в сотне шагов от этого места была старая лесная дорога, направление которой в общих чертах совпадало с направлением погони. Волк, безусловно, знал о ее существовании и решил, что бежать по ней будет легче. Одна­ко на этот раз хищник просчитался: после больших снегопадов она была не наезжена, и снег на ней был глубже, чем под пологом леса. Пробежав немного этой дорогой, волк вернулся и побежал по следам своих со­братьев.

Волки всегда очень настороженно относятся к следам человека в лесу. При учете промысловых животных по следам я как-то случайно обошел на лыжах пару волков, которые забежали в тот участок леса, где я работал. То, что волки остались в кругу, было для меня совершенно неожиданным, и я решил выяснить, что же предпримут животные. Хищники услышали мое приближение и поднялись с лежки задолго до того, как я подошел к месту их отдыха. Крупный самец двинулся с лежки широким шагом, а его подруга первые десятки метров проскакала даже карьером. Пройдя по мелколесью 100— 150 метров, звери остановились и некоторое время прислушивались к скрипу моих лыж. Затем они повернули к реке, но, наткнувшись там на мою лыжню, шарахнулись от нее и уже беспокойной рысью последовали в глубь лесного массива. Однако, приближаясь к просеке, они издали снова заметили мои следы и опять изменили направление. Наконец, поняв, что «свободного» выхода нет, самец осторожным шагом вышел на мою лыжню, обнюхал ее, прошел по ней несколько метров и вышел из круга. Затем он опять пересек лыжню шагом, вернулся к своей подруге, которая все время наблюдала за ним, и оба большими прыжками вышли из круга. Так более опытный зверь показал своим примером, как найти выход из сложной ситуации.

В бесснежное время следы волков встречаются зна­чительно реже, однако на пыльной дороге, мягком после дождя грунте или ранним утром, когда роса еще не просохла, при внимательном наблюдении их заметить нетрудно.

На тропах, постоянно используемых волками, часто встречаются их экскременты. Они имеют колбасовидную форму и схожи с собачьими, но значительно крупнее последних. Чаще всего экскременты бывают черного цвета, что говорит о поедании волком преимущественно мясной пищи, и включают непереваривающиеся частицы шерсти, перьев, осколки крупных костей или фрагменты скелета более мелких жертв. Иногда встречаются белые фекалии из одной извести — в этом случае можно заключить, что охота хищника была неудачной, и он довольствовался только обгладыванием старых костей.

Волчья стая зрительными и запаховыми метками помечает обширный участок местности, площадь которого зависит от наличия и обилия кормов. На охотничьих маршрутах у крупных камней, отдельно стоящих деревьев, пней, квартальных столбов и других хорошо заметных предметов волки мочатся и оставляют кучки помета. После очередного посещения волками такой пограничной метки ее запах можно уловить даже на некотором расстоянии. Подобные знаки волки оставляют у остатков добычи на месте удачной охоты. Таким образом, стая, вернее, большая семья волков, информирует своих соседей о занятости ими определенной территории. Общаются эти хищники между собой и при помощи воя, который особенно часто можно слышать в октябре— декабре.

Если волки на своем пути наткнутся на свежий след человека вне дороги или на след крупного хищника, или, наконец, обнаружат плохо замаскированный капкан, они оставляют поскреби, т. е. на протяжении 3—5 мет­ров глубоко продирают когтями почву, лесную подстилку или раскидывают снег. Такие поскребы выдают присутствие волков в бесснежный период, когда другие следы незаметны.

Волк издавна считается вредным хищником, врагом животноводства и охотничьего хозяйства. Истребление его ведется повсеместно, круглогодично и поощряется денежными премиями. В последние десятилетия отношение к волку стало меняться. Все чаще высказывается мнение, что хищники, в том числе и волк, являются необходимым звеном в природном биоценозе и что небольшое их количество в угодьях благотворно влияет на популяцию диких копытных и других полезных животных.

В областях, где сельскохозяйственные угодья используются главным образом под посевы, а скот находится на стойловом содержании, волк не может принести вреда животноводству. Однако в районах с развитым оленеводством и овцеводством, где северные олени и овцы находятся на открытых пастбищах круглогодично, хищник наносит животноводству значительный урон. Таким образом, в связи с разнообразием природных и экономических условий огромной территории нашей страны оценка роли волка не может быть однозначной. В одних областях численность его следует поддерживать на оптимальном уровне, в других — вести с ним борьбу вплоть до полного истребления. По-видимому, старый лозунг — «Поголовно истребим волков!» нужно заменить новым: «Держать численность волка на оптимальном уровне!». И тогда этот хищник сохранится как полноправный член нашей охотничьей фауны и останется ценным объектом спортивной охоты и заманчивым трофеем.

 

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru