Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье

Охота охотник оружие охотничье оружие охотничьи собаки трофеи добыча патроны порох ружье
Компания ОнНет комьюникейшнс предоставляет услуги на основании лицензий, выданных Министерством информационных технологий и связи РФ: Лицензия  42215 Телематические услуги связи; Лицензия  43502 Услуги местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа. Услуги Интернет позволяют клиенту получить быстрый обмен электронными сообщениями, доступ к различным страницам или серверам сети, получить дополнительные услуги, такие как создание собственных WEB-страниц, WWW и FTP-серверов, и регулярно получать новости.Подключив услугу выделенного доступа в сеть Интернет, Вы получаете высокую скорость доступа в сеть, свободный телефон и возможность получения неограниченного количества информации, доступной в Интернете.Подключив услугу местной телефонной связи, Вы получаете доступ к высококачественной связи, обеспечивающей быстрое и свободное соединение с любыми абонентами.Наша компания предлагает Вам семизначный номер городской телефонной сети Санкт-Петербурга, быстрое подкючение к сети и оперативную техническую поддержку.Услуги виртуальных сервисов мы стараемся предоставлять на основе свободного программного обеспечения. Над улучшением функциональности СПО постоянно работает большое количество разработчиков по всему миру.Одним из плюсов такого подхода является то, что при необходимости клиент может установить аналогичный пакет локально в своем офисе и пользоваться обширным функцоналом без необходимости переучиваться.

Библиотека

 

 

Учет животных по следам

Не преувеличивая, можно сказать, что знание следов диких животных, умение читать их являются основой ведения охотничьего хозяйства. Это не вызывает сомнения, если принять во внимание, что главный показатель оценки любого охотничьего угодья — плотность его заселения (количество на единицу площади) промысловыми животными, а определение плотности немыслимо без знания следов жизнедеятельности животных. В последние годы разработано много способов определения плотности заселения угодий животными и большая часть из них основана на учете следов зверей по белой тропе.

Наиболее простой способ — учет окладом. Этот метод применяется и при облавных охотах. Заключается он в следующем: наблюдатель (окладчик) обходит вокруг определенный участок угодий и подсчитывает все входные и выходные следы зверей, а затем по разнице тех и других следов определяет, сколько животных находится на данном участке. Следует иметь в виду, что при равном числе входных и выходных следов зверь может оказаться как внутри оклада, так и вне его. Учет окладом эффективен лишь при проведении его на небольших участках.

Для оценки угодий на больших площадях применяются два способа учета фауны: относительный и количественный (приближенно-точный).

Относительный учет в охотничьем хозяйстве проводится в целях оценки различных типов угодий по продуктивности, т. е. по степени их заселенности отдельными видами зверей и птиц; выяснения соотношения различных видов на территории хозяйства и в отдельных его угодьях, в частности соотношения в системе «хищник — жертва»; сопоставления встречаемости животных в текущем году с предыдущим годом, а также встречаемости отдельных видов в начале зимы и после промысла.

Техника проведения относительного учета несложна и заключается в следующем. На территории хозяйства намечают маршруты, которые должны пересекать основные типы угодий хозяйства: хвойные и лиственные насаждения, гари, вырубки, болота, пойменные, сельскохозяйственные и другие угодья. Желательно, чтобы длина маршрутов в каждом типе угодий была пропорциональна их площади на территории хозяйства. Например, если ельник занимает 30% площади хозяйства, то 30% всех маршрутов должны пролегать по ельникам. Маршруты не должны совпадать с наезженными дорогами и просеками. Их нужно прокладывать по непроторенным тропам, узким визирам, а если таковые отсутствуют, то по компасу. Маршруты следует нанести на карту хозяйства и пометить на местности, чтобы была возможность повторно проложить их в последующие годы.

Учет проводится при установившейся погоде, когда нет резких перепадов температур и атмосферного давления. Чтобы не быть связанными с порошами, учет проводят в течение двух дней подряд. В первый день проводят так называемую затирку следов, когда наблюдатель проходит маршрут и лыжной палкой перечеркивает все встреченные следы. Во второй день проводится подсчет появившихся в течение суток свежих следов. Если по условиям погоды свежие следы легко отличить от старых (двухсуточной давности), учет можно проводить без затирки, т. е. в течение одного дня. Звериная тропа, которая встретилась на маршруте, условно считается за 4 следа. Если маршрут пересекает место жировки зверя, где следы очень запутаны, лучше обойти жировку стороной и, как при учете окладом, подсчитать входные и выходные следы. Все учетные данные (маршрут, пройденное расстояние в шагах, которые впоследствии пересчитывают на метры, смена типов угодий, встреченные следы) изображают графически на маршрутном листе. Следы можно изображать либо условными значками, либо записывать название животного, указывая стрелкой направление его хода.

После окончания учета обрабатывают полученные данные. За единицу учета (показатель учета) принимается количество следов на 10 километрах маршрута. Суммируется длина отрезков маршрута по сходным типам угодий, и вычисляется показатель учета при помощи формулы у — п 10/1, где у — показатель учета, п — число встреченных следов, / — длина маршрута в кило­метрах. Например, если по бору пройдено 16 километров и обнаружено 20 следов белки, а в ельнике на 8 кило­метрах найдено 18 следов, то показатель учета числен­ности белки будет равен для бора: (20- 10)/16= 12,5; для ельника: (18- 10)/8 = 22,5, а для хвойных лесов хо­зяйства в целом: 20 + (18- 10)/(16 + 8) = 15,8.

Если проводится комплексный учет (т. е. учитывается не один вид), то таким же способом определяют показатель учета для других животных, следы которых обнаружены на маршруте.

Относительный учет хотя и не дает точных данных о числе животных, обитающих на определенной территории, но позволяет сравнивать различные угодья, районы и даже области по обилию в них тех или иных промысловых животных.

Количественный или приближенно-точный учет дает возможность определить число животных, обитающих в хозяйстве, плотность их обитания (количество на единицу площади), т.е. высчитать показатель запаса. При­ближенно-точный учет сложнее, чем относительный, более трудоемок и требует более подготовленных специалистов — биологов-охотоведов. Дело в том, что здесь, кроме подсчета следов на маршрутах, необходимо определить среднюю длину суточного наследа учитываемого вида. Для этого нужно провести несколько суточных троплений разных особей, т. е. пройти по следам весь охотничий или кормовой путь зверя от одной лежки-днев ки до другой. Длина суточного наследа зверя зависит от наличия, обилия и доступности корма в угодьях в данный период, а потому этот показатель различен не только в разных точках ареала вида, но может значительно изменяться по годам и даже по сезонам одного и того же года. Это и понятно: чем больше кормов, чем они доступнее, тем короче суточный ход зверя. Так, например, длина суточного наследа лесной куницы на Кольском полуострове в среднем равна 17—25 км, в Архангельской области — 14, в Калининской — 5—7, а на Кавказе, где разнообразных кормов много и они доступнее для этого хищника, длина его суточного наследа нередко равняется всего 2 километрам.

Закладка маршрутов и подсчет следов при количественном учете ведутся тем же способом, что и при относительном. Далее, имея данные о пройденном маршруте, о числе пересеченных свежих следов зверя и длине его суточного наследа, можно приблизительно определить число животных учитываемого вида на 1 км хозяйства.

Для подобного расчета в 1932 году профессором А. Н. Формозовым была предложена следующая формула: S = п ( Id ), где S — число животных на 1 км , п — число следов, пересеченных маршрутом, / — длина маршрута в километрах и d — длина суточного наследа. Так, если в угодьях при прохождении 30-километрового маршрута наблюдатель пересек 15 следов куницы, а ее суточный наслед в среднем 5 километров, то плотность вида на 1 км 2 при данных условиях будет ориентировочно равна 15: (30- 5) = 0,1, т. е. примерно одна куница будет приходиться на каждые 10 км 2 , или на 1000 га территории хозяйства.

Применяя формулу Формозова, можно учитывать большинство промысловых зверей, оставляющих ясные следы и имеющих постоянные участки суточной деятельности (соболь, куница, лисица, рысь и др.). Нужно оговориться, что данные, полученные указанным выше способом, не могут претендовать на абсолютную точ­ность, но при тщательном проведении учетных работ весьма близки к истинным. В последующие годы для получения более точных данных и применительно к разным видам предлагались различные пересчетные коэффициенты и дополнения к формуле Формозова, но принцип учета остался прежним. В 1959 году при Окском государственном заповеднике была основана группа биологической съемки, в задачу которой входила организация работ по учету численности промысловых животных на большой .территории. С 1964 года эта группа по описанной выше методике ежегодно организует через Госохотинспекции проведение Зимнего Маршрутного Учета (ЗМУ) в автономных республиках и более чем в 40 областях европейской части РСФСР. Ежегодно обследуют территорию до девяти миллионов гектаров, и проводится учет 22 видов промысловых животных.

Используют следы для учета животных и в летнее время. Например, крупных хищников, численность которых невелика, учитывают путем сличения размеров отпечатков их конечностей. Так, в некоторых заповедниках проводится летний учет медведей по ширине ступательной мозоли передней лапы. При этом принимается во внимание, что на одном участке редко встречаются особи с одинаковыми по размерам следами. На этом же принципе основан учет тигров, проводящийся на Дальнем Востоке.

Используют для учета и другие следы жизнедеятельности животных. Крота, выхухоль, ондатру, бобра, лиси­цу, барсука и некоторых других зверей учитывают, проводя на определенной площади или маршруте подсчет заселенных ими убежищ. Учет оленей, лосей, зайцев возможен путем подсчета их экскрементов на пробных площадях. Многих животных можно учитывать по голосам. Размещение и количество волчьих выводков, а также число щенков в них учитываются по подвывке. Во время рева учитывают различных оленей, при помощи манка проводят учет рябчиков, путем подслуха на токах — тетеревов и глухарей. Существуют и другие способы определения численности диких животных по следам их жизнедеятельности.

Уважаемые читатели! Эта книга написана для тех, кто любит природу, кто любит диких животных и считает наблюдения за обитателями лесов и полей увлекательным занятием. Цель книги — помочь читателю в этом, показать, что, несмотря на скрытность и осторожность диких животных, несмотря на то, что большинство из них ведут активную жизнь лишь под покровом ночи и недоступны прямому наблюдению, есть пути, позволяющие приподнять завесу над ночными тайнами леса и познать особенности жизни диких четвероногих. Один из этих путей — изучение следов жизнедеятельности животных.

Во время длительных экспедиций в различные районы страны мне доводилось изучать многих животных по их следам. Удавалось выяснить, сколько зверей и какие . именно из них обитают в тех или иных угодьях, чем питаются и как добывают себе пищу, где они отдыхают, как обучают детенышей, как относятся друг к другу. Изучая следы, можно убедиться, что диким животным совсем не чужды такие качества, как товарищество, взаимопомощь, любознательность и другие, которые прежде считались свойствами человека.

Книга не охватывает всей фауны нашей страны. Она касается только небольшого числа наиболее распространенных лесных видов.

При описании каждого вида основное внимание уделялось следам жизнедеятельности животного, а среди них — основному «документу» — отпечаткам конечностей на мягком грунте или на снегу.

Пусть не удивляет читателя то, что следы, изображенные на рисунках в этой книге, могут не вполне совпадать со следами, которые он встретит в природе. Дело в том, что идеальные отпечатки, на которых видны все пальцы зверя, все его коготки, встречаются не так уж часто: то на найденном вами следу число пальцев не совпадет с моим рисунком, то из-за неровности или сыпучести грунта исказится форма или размер отпечатка.

Нетрудно заметить, что даже у одного и того же зверя в разных условиях отпечатки лап будут различаться. След на пыльной дороге будет не таким, как на заилен­ном берегу водоема, а на сухом песке — не таким, как на том же песке, но после дождя. Если зверь пробежит по неглубокому снегу в оттепель, то по его отпечаткам можно изучать строение конечностей — настолько четко будет видна форма каждого пальца, отпечаток каждого коготка. Если этот же зверь пробежит по глубокому снегу в морозный день, его наслед будет представлять собой ряд воронкообразных ямок и «автора» следа смо­жет определить лишь опытный следопыт.

Свежий и старый след зверя тоже значительно отличаются друг от друга. Первый имеет четкие очертания с ясно выраженными мелкими деталями, у второго все очертания сглажены, а мелкие черты как бы стерты. Сильно изменяются следы на снегу и под воздейст­вием солнца. Расплывшийся на солнце след зайца не уступает по размерам следу волка или рыси.

У многих зверей, например у соболя, куницы, рыси и отчасти у лисицы, зимние следы значительно отличаются от летних. Лапы у этих зверей к зиме обрастают грубым упругим волосом, отпечатки становятся вдвое крупнее — ведь зверю с такими лапами легче ходить по рыхлому снегу.

У некоторых зверей с возрастом изменяется не только величина, но и форма следа. Так, поросята дикой свиньи при ходьбе опираются только на два пальца, а взрослые собаки — на четыре. Самцы и самки у многих животных тоже имеют разные по форме следы. Уловить эти различия помогают знания, опыт и природная наблюдательность следопыта.

Разнообразие следов и различная природная обстановка иногда предлагают следопыту трудноразрешимые загадки. На Дальнем Востоке в долине реки Сучан по первому снегу, выпавшему после обильного осеннего листопада, мне встретились следы какого-то огромного существа. Неясный, расплывчатый отпечаток каждой из мохнатых лап этого четвероногого был величиной с решето, а проложенная им тропа была шире метра. Зверя с такими огромными следами я не знал. «Уж не мамонт ли скрывается в сопках седого Сихотэ-Алиня?» — мелькнула у меня в голове шутливая мысль.

След тянулся по склону сопки, уводил куда-то к вершине ключа. Быстро смеркалось, и протропить это зага­дочное существо мне не удалось, да и жутковато было преследовать в одиночку огромного неизвестного зверя при свете угасающего дня. Я вернулся в поселок и рассказал охотникам о найденных следах. Мне, конечно, никто не поверил, но охотники — народ любознательный, и утром три человека с собаками вызвались пойти со мной в сопки. Не буду описывать приключения того дня. Результат его оказался неожиданным. Мы добыли одного из многочисленных в те годы белогрудых медведей. Зверь, по-видимому, двухлетка, был небольшим, а оставлял такие огромные следы потому, что ступни его лап были [Гокрыты смолой и при ходьбе на них налипли большие пуки опавших листьев. Дело в том, что медведи, добывая орешки из крупных и крепких шишек корейского кедра, раздавливают шишки ступнями ног и конечно, при этом изрядно перемазываются смолой. Первый снег после листопада способствовал особенно сильному прилипанию листьев к медвежьим лапам.

Вспоминаю, как в лесах Вологодчины долгое время местных жителей ставил в тупик необычный след медведя. Зверь, по словам охотников, «ходил, опираясь на костыль». Позднее выяснилось, что этот медведь когда-то попал одной из передних лап в капкан и отгрыз, как это нередко делают дикие звери в подобной ситуации, себе ступню. Ходил он на трех ногах, но иногда оставлял отпечаток и четвертой лапы, не имеющей ступни. Я до сих пор храню фотографию следов этого медведя.

В свое время загадкой для зоологов на Дальнем Востоке были огромные «гнезда» на черемухе, сооружаемые гималайскими медведями, о которых уже упоминалось в этой книге.

Кулан, пересекая пыльную дорогу, обнюхивает почву и при этом так сильно выдыхает воздух, что на пыли остается след в виде извилистой ленты, который нередко принимают за след огромной переползавшей дорогу змеи.

Подобных примеров можно привести много, и среди них порой попадаются неразрешимые загадки. Даже опытный специалист, долго работавший в полевых условиях, если он честный человек, может признаться, что встречал следы, которые поставили его в тупик, а бы­вает, что и остались для него неразгаданной тайной.

В заключение еще раз хочу подчеркнуть, что цель этой книги — научить читателя ходить по земле «с откры­тыми глазами», понимать то, что он видит вокруг себя в природе. И тогда маленькие ее тайны и увлекательные повести из жизни диких животных принесут ему много радости, доставят огромное эстетическое наслаждение и, может быть, сделают его немножко добрее.

 

 

 


Библиотека
Copyright © 2002 — 2020 «Питерский Охотник»
Авторские права на материалы, размещенные на сайте, принадлежат их авторам. Все права защищены и охраняются законом. Любое полное или частичное воспроизведение материалов этого сайта, в средствах массовой информации возможно только с письменного разрешения Администратора «Питерского Охотника». При использовании материалов с сайта в Internet, прямой гиперлинк на «Питерский Охотник» обязателен.
Рейтинг@Mail.ru